Вознесение Иисуса Христа — это последнее завершение пасхальной победы распятого и погребенного Сына Божия, последнее завершение Его дела нашего спасения до Его Второго Пришествия.   Подобно тому, как воскресение Иисуса Христа есть начало победы над смертию всего искупленного человечества и «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших»(1 Кор. 15, 20), так славное вознесение Его на небо с прославленным и обоженным человеческим естеством, есть открытие для всех верующих во Христа свободного пути на небо: «И когда Я вознесен буду от себя, всех привлеку к Себе»(Ин. 12, 32)

До Вознесения Господня никто из людей не имел пути к небу: «Никто не восходил на небо, — говорит апостол, — как только сшедший с небес»(Ин. 3:13). «Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес»(Еф. 4:10).

Cв. Иоанн Златоуст разъясняет : «Иисус Христос вознесся не при помощи кого-то, кто бы вел Его, но Сам шел этим путем. Илия не таким путем восшел, как Христос, он был вознесен посторонней силой, потому что человеческое естество не может идти не свойственным ему путем».   Как Бог Он пришел на эту землю, чтобы принять нашу человеческую природу и, приняв ее, спасти весь человеческий род. И как Бог и Человек Он теперь восходит на небо, чтобы сидеть одесную Бога Отца превыше всех херувимов и серафимов, всех ангелов и архангелов.   И «видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честию Иисус, Который не много был унижен пред Ангелами, дабы Ему, по благодати Божией, вкусить смерть за всех» (Евр. 2, 9). «Бог превознес Его и дал Ему имя, которое выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Иисус Христос — Господь, в славу Бога Отца» (Фил. 2, 9-11).

После Воскресения Господня Его ученики непрестанно жили ощущением праздника. На протяжении еще сорока дней Он являлся им по одному и собранным вместе. Его последнее явление им на Елеонской горе, находящейся поблизости от Иерусалима, искупило все муки, всю тяжесть страшных дней, когда Он был предан на распятие. Его благословение всем им было и знаком прощения, и обещанием помощи в деле благовествования. Люди простые, не ученые, «не книжные», апостолы стали очевидцами и исполнения древних пророчеств Святого Писания, и слов Самого Учителя о том, что Ему предстоит «быть вознесену», подобно тому, как Моисей вознес змия в пустыне.   На глазах учеников, Господь поднялся над землей, как бы удостоверяя их, что в последний день мира Он придет на землю так же, как отошел к Богу-Отцу. Прощаясь с ними до времени, Он обещал послать им Утешителя — Святого Духа, исходящего от Бога-Отца. Ученики не знали, что это означает, но верили, что все будет по слову Господню.   «Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: «Мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо. Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути (Деян. 1:9-12)».

Новый Завет точно определяет место и время Вознесения Христа: это произошло сорок дней спустя после Воскресения Христа («…явил Себя живым, по страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием» — Деян. 1:3); на горе Елеон («Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути» — Деян. 1:12); вблизи Вифании : «И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью.»(Лк. 24:50-52).

В течение сорока дней бывали явления воскресшего Христа ученикам на земле, а теперь Он оставляет эту землю. Но оставляя землю, Он не отлагает принятое Им на этой земле наше человеческое тело, не снимает с Себя наше человеческое естество, но с ним, с человеческой душой и с человеческой плотью, восходит во славу Отчую.   Вознесением Христовым заканчиваются явления Воскресшего на земле. Христос теперь всецело входит в славу Свою. Он возвращается к Богу Отцу.

Святой Григорий Богослов говорит: «Спасителю не нужна была колесница, не нужны были ангелы, ибо Творец Своей божественной силой вознесся на небо. Он возвратился туда, откуда сошел; восшел туда, где от века имел пребывание, ибо хотя по человечеству Он вознесся, но по Божеству обладал и небом и землей».

Св. Димитрий Ростовский проповедует: «Прежде никто не мог взойти на небо, хотя он был и праведным… Однако никто из них до Христа не мог взойти на небо… Когда же Господь наш, облекшийся в человеческое естество, взошел на небо, тотчас явил для всего рода человеческого путь к небесам. По нему пошли вслед за Христом изведенные из ада души святых праотцев и пророков Им взошли апостолы, мученики и исповедники. Им и ныне восходят достойные и праведные люди, следующие по стопам Христовым. Для всех ныне известен путь к небесам, о котором прежде и не слышно было, только, о люди, не ленитесь восходить им!»

Евангелист Лука изображает Вознесение Христа как событие очевидное и исторически достоверное. В отличие от предыдущих уходов Христа, являвшегося ученикам по воскресении Своем, когда Он покидал их внезапно, на сей раз, Христос возносился постепенно: «Он поднялся в глазах их», и облако покрыло Его.

Христос вознесся, ушел, чтобы дать людям возможность постигнуть истинную любовь и истинную христианскую жизнь.

Св. Димитрий Ростовский так говорит об этом так: «О, как радостна эта причина вознесения Господня! Он вознесся на небо для того, чтобы широко раскрыть для нас двери небесные, отставить их прочь для нашего беспрепятственного восхождения на небо. Отверзи же нам, Господи, отверзи двери милосердия Твоего!»

[spoiler title=»Проповедь на Вознесение Господне (Архимандрит Тихон (Шевкунов))» icon=»chevron»] «Аз есмь с вами и никтоже на вы», — говорит Господь каждому верующему в Него. Никакая скорбь, никакие искушения, никакие самые страшные несчастья не должны сломить верующего, соединенного верой и духом со Христом человека. Вот перед нами мощи святителя Илариона и, наверное, большинство из вас читали его житие, читали, как он совершал службу святой Пасхи в Соловецком концентрационном лагере. Узники, совершенно бесправные люди, над которыми их мучители могли надругаться, которых могли убить в любой момент, эти узники праздновали торжество силы Того, на Кого они возложили всю свою надежду. Внешняя победа в этом мире ничто – важна только победа внутренняя. Внешняя победа дастся Церкви Христовой во втором Пришествии Господа Иисуса Христа. И пример духовной, внутренней победы – сама жизнь Спасителя. Внешне Он был побежден, распят как злодей и разбойник. Но совершилось то главное, ради чего Он пришел в мир, то, по сравнению с чем любая внешняя победа – сор ничего не стоящий — это Его победа над смертью — над самым страшным и непобедимым злом, которое существует в мире. «Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа?! Сия есть победа победившая мир – вера ваша», — восклицает апостол Павел, духовными очами созерцая подвиг любви к человеческому роду Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа. Через сорок дней после Пасхи там, на Соловках, где святитель Иларион возглавлял пасхальную службу, конечно же праздновалось и Вознесение. Конечно же, сонм заключенных епископов, священников и мирян воспевал и эти великие и прекрасные слова: «Аз есмь с вами, и никтоже на вы». С этими словами, быть может, многие из них уходили и на мучения, и на казнь, твердо веруя, что Господь Иисус Христос с ними и они победители, и никто их победить не может. «Аз есмь с вами, и никтоже на вы!». Они пренебрегли жизнью своей плоти, они пренебрегли внешней победой, столь ценимой в этом мире, ради следования за Истиной, которую они обрели, за Христом Спасителем. Вот братья и сестры, о чем хотелось сказать сегодня. Но насколько мы отличаемся от победивших зло этого мира новомученников и святых. Исповедь наша, когда мы предстаем пред Богом и должны каяться в наших злобах и грехах, все более и более, год от года, становится все менее похожа на исповедь и все более на малодушные вопли и жалобы на жизнь. Забыто могущество христианина, забыто то, что мы должны быть победителями в этом мире, победителями зла. Бесконечные жалобы на ближних, бесконечные жалобы на обстоятельства жизни, бесконечное уныние и отчаяние — вот, что к несчастью сегодня побеждает православного христианина. Малодушие, а не мужество — вот что становится качеством духа современного человека. «В терпении вашем стяжите души ваша». Об этом терпении и мужестве, о том, что все здесь на земле посылается нам от Господа и в том состоянии, в котором мы призваны Богом, мы должны подвизаться терпеливо и мужественно — об этом забывают многие даже в Церкви. Ищут компромисса, ищут легкого, ищут самооправданий и в результате теряется дух христианский. Но Господь не любит боязливых. Дух Божий отходит от человека и оставляет его один на один с его беспомощностью, с его слабостью, с его страшным унынием. И это вместо того, чтобы он набрался, наконец, мудрости возблагодарить Господа за все те испытания, которые Он посылает нам, возблагодарить, потому что только в благодарении заключается истинное познание Бога. Никак по-другому Бога падшему человеку познать невозможно. Сегодня в начале Божественной литургии на антифонах мы слышали слова Псалмопевца: «Бог в тяжестех Его знаем есть, егда заступает ны» — Бог познается в испытаниях и тяжестях жизни, когда после порой продолжительного, но совершившегося нашего терпения в перенесении этих испытаний, Бог являет Свою силу – «егда заступает ны». В этом великая тайна истинного Богопознания, тайна Креста и смысла человеческих страданий. «В терпении вашем стяжите души ваша», — заповедует нам Господь. Можно до бесконечности унывать, жаловаться искажать само таинство исповеди осуждением ближних, ропотом на Бога, забывая осудить главного виновника своих бед — самого себя. Бесплодной смоковницей оказывается тогда человек. И все это будет продолжаться до тех пор, пока мы не осудим сами себя, не возблагодарим Бога за все, что Он посылает нам, поняв, что каждое мгновение жизни, каждый день для православного христианина — это те шаги в Царствие Небесное, которыми ведет нас Господь. Именно эти искушения, посланные от Бога каждому из нас, именно нашей душе, с нашими болезнями, с нашими немощами надо преодолеть, чтобы вознеслась до бессмертия наша душа. Был один монах, к которому тридцать братьев живущих в монастыре относились хорошо, а трое очень плохо и всячески его оскорбляли и обижали. В малодушии этот монах решил уйти из монастыря, надеясь найти лучшую долю. Он поселился в другом монастыре, и там из двадцати человек пятнадцать любили его, а пять относились к нему презрительно. Он снова не выдержал, и перешел в другой монастырь, там три человека относились к нему хорошо, а двадцать плохо. И так далее, и так далее… И вот когда он совершенно изнемог, и, наконец, понял гибельность этого порочного круга, он остановился перед дверью первой попавшейся ему обители, взял свиток пергамента и написал на нем: «Никуда не выходи отсюда и все терпи». И в этой обители случилось так, что несколько человек относились к нему хорошо и мирно, а несколько человек по наущению дьявола возненавидели его. Каждый раз, когда находило искушение, он доставал свиток, прочитывал его, приходил в мирное устроение и решался терпеть до конца все, что ниспосылается ему. Братья, которые относились к нему с подозрением пришли к настоятелю и сказали: «Авва, этот новый монах — колдун. У него какой-то заговор написан на пергаменте, изгони его из обители». Настоятель монастыря, был мужем мудрым. Он пришел однажды, когда брат спал и, будучи наделен настоятельскою властью, открыл это письмо, чтобы узнать, что же там написано и прочел слова о терпении. На следующий день настоятель вызвал монаха и братий, восстающих на него, и сказал: «Что вы имеете сказать против этого монаха?» Они сказали: «Он — колдун». Игумен спросил у брата: «Что ты скажешь на это?» «Простите меня, братья», — сказал наш, теперь уже терпеливый монах и поклонился им в ноги. «Выгони его вон! Он признался!» — сказали монахи-обвинители. И вновь игумен спросил: «Что ты теперь скажешь?» И вновь он сказал: «Простите меня, отцы и братья. Как, авва, ты решишь, так и будет». И тогда настоятель сказал: «Возьмите у него его свиток, прочтите и делайте с ним все, что хотите». Братия взяли этот свиток и прочли: «Будь в этом монастыре, и что бы ни случилось, все терпи». Тогда братия устыдились, стали просить прощения у игумена. Игумен сказал: «Что вы просите прощения у меня? Просите прощения у Бога за себя и за свои души и у этого брата». Невозможно нам называться христианами и пребывать в малодушии. Невозможно нам надеяться на то, чтобы быть со Христом в Царствии Небесном, куда Он вознесся в нынешний, сороковой день после Пасхи, и не быть Его посильными соподвижниками в крестном пути нашего Господа, воплотившегося, распятого и вознесшего нас всех ради спасения каждой нашей души. Дай Господь, чтобы этот праздник Вознесения вознес наши души к радостному пребыванию в этом мире, к истинному христианскому мужеству, к торжествующему над злом и унынием терпению всех испытаний и скорбей, подобно тому терпению, которое принес Спасителю священномученик Илларион. Потому что это дерзость и грех перед Богом, когда мы унываем в этом прекрасном и удивительном мире, который Господь создал для нас и через который Он ведет нас к еще более удивительному и прекрасному миру — Царствию Небесному. Аминь. [/spoiler] [spoiler title=»Проповедь митрополита Антония Сурожского на Вознесение Господне» icon=»chevron»]Христовы слова «Когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» относятся равно и к крестной смерти Спасителя, и к Вознесению Господню. И оба эти события равно — но разно — являют нам действие Божие о нашем спасении. Когда Христос умер на кресте, привлек Он к Себе сначала и видимо лишь малое стадо тех, которые оказались способны и в силе поверить в победу любви над ненавистью, победу жертвенной, крестной преданности друзьям над страхом. Он привлек тех, которые сумели прозреть новое откровение о Боге во Христе, воплотившемся Слове Божием. Христос явил нам образ Божий совершенно по-новому, так, как человек Его и помыслить не мог, так, как человек себе и пожелать Его не мог. Бога, явившегося в смирении, Бога униженного, Бога, беззащитно Себя отдающего по одной любви, Бога, как будто бессильного Себя Самого защитить, Бога, Который был окружен ненавистью и как будто побежден, Бога, Которого языческий мир был вправе презирать, потому что Он ничего не являл из того, чего хотели от Бога своего: мощи торжествующей — немногие оказались способны этого Бога принять, этого Бога узнать, Ему поклониться. Тем более, что этот Бог нам сказал: образ даю вам, которому вы должны последовать; не только Он Сам пошел путем предельного смирения на крест и муку, но и нам повелел таковыми же стать и тем же путем идти. Да, когда Господь был вознесен на крест, не многие приняли это свидетельство, не многие последовали за Ним. Но это только видимость, потому что то, что Он явил на кресте, засеяло семенами наш человеческий мир далеко за пределами Церкви Христовой, далеко за пределами того, что мы называем “мир верующих”. Как Христос Сам говорит, Его слово подобно дрожжам, которые полагают в тесто, и они расходятся, они делаются неприметными, но все тесто вскисает, все тесто всходит и уже не опресноки, а хлеб, живой, питательный хлеб получается из этой смеси. Слово Христово, образ Его жизни, пример Его смерти засеяли семенами весь мир. До Христа люди не умели ценить человеческой личности. Христос и Евангелие первые провозгласили единственность, неповторимость, драгоценность для Бога каждой человеческой личности, каждого человека, и это открытие, это откровение стало менять всю обстановку и древнего и последующего мира. Если теперь среди людей есть понимание человеческой личности, если к ней есть уважение, если мы друг на друга смотрим и думаем, понимаем, что мы — перед единственным человеком, неповторимым человеком, для которого стоит жить и жизнь отдавать, то это — по слову, по учению и по образу Христа, засвидетельствованному крестом, потому что другого, предельно убедительного свидетельства никто не может дать, кроме жизни своей и своей смерти, не поколебавшись в своем свидетельстве неумирающей, торжествующей любви. Вот как возлюбил мир Бог наш, вот каким Он Себя явил, вот какими Он желает нас видеть. Но это вознесение крестное. А что говорит нам вознесение, которое мы сегодня празднуем, восшествие во славе и сидение одесную Бога и Отца? Воплощение Христово уже открывает нам о человеке и обо всем мире нечто дух захватывающее. Человек, оказывается, столь глубок, столь дивен, что он способен соединиться с Божеством, не сгорев в этом пламени, не погибнув от этой встречи. Древний, Ветхий Завет нам говорит, что сердце человека глубоко, и опыт людей показывал, что это глубокое сердце ничто земное не в силах заполнить; оно слишком глубоко для всей вселенной, заполнить его может только Бог. И вот Бог стал человеком. Человек показан нам в этом воплощении во всей своей дивной, непостижимой емкости: он может стать вместилищем Божества, он может стать и быть храмом, местом вселения Святого Духа. Но в Вознесении Господнем нам показано что-то, может быть, еще более дивное. Плоть человеческую, принятую Им любовно от Девы Богородицы, плоть, которую Он отдал истязаниям суда и крестной смерти, — эту плоть Христос не покидает на земле после крестного Своего умирания и свидетельства о Божественной любви: Он воскресает, живой в плоти Своей, воскресает с язвами на руках и на ногах, с раной в боку, воскресает в свидетельство о том, что и тело человеческое призвано не к тлению, призвано не к смерти, а призвано к вечной, неумирающей, ликующей жизни. И в Вознесении Своем наше человеческое тело, наше естество человеческое Он возносит на Небо и вступает, Плотоносец, в глубины Троичной тайны. Святой Иоанн Златоустый говорит, что если мы хотим понять, сколь велик человек, не надо взирать на великих людей земли, но надо поднять взор к престолу Господню и там узреть облеченного плотью человеческой Сына Божия во славе Отчей. Вознесением Христа жизнь наша поистине, по слову апостола Павла, сокрыта со Христом в Боге. Но не только о человечестве говорят и Воплощение, и Вознесение Господне. Тело, которое воспринял на Себя Христос, тело, которым Он жил, которым Он ходил по земле, которым Он вкушал пищу, которым Он слышал и видел, тело, которым Он говорил животворное слово, тело, которое Он предал на истязание и смерть, — это тело ведь состоит из всего того, из чего состоит видимый, тварный наш мир. В этом теле сосредоточено все вещество неба и земли, от самого простого до самого непостижимого. Вся материя наша представлена в теле Христовом, вся эта окружающая нас видимая материя и земли, и неба, до пределов вселенной, представлена в этом дивном теле, соединившемся с Божеством. И когда Христос возносится на небо, Он не только наше человечество, Он все видимое, всю видимую тварь вносит в глубины Божественной тайны, в недра Троичной, дивной Божественной действительности. И после этого как нам, вместе с Богом, не любить этот мир? Этот мир уже неотделим от Него. Этот мир должен стать, как он всегда был, нашей человеческой ответственностью и нашей человеческой заботой. И действительно, из века в век так было. Ничего нет человеческого,— говорит Тертуллиан, — что чуждо нам, христианам: и культура, и жизнь, и мир, и страдания, и скорбь, и радость земная, и радость небесная, и красота, и наука — все нам дорого, потому что все есть явление Премудрости Божией, все является для нас чем-то, что любит Господь во плоти, до отдачи Сына Своего, до крестной Его смерти, до крестной Троичной любви. И действительно, так было из рода в род, и так должно быть и теперь: должны мы возлюбить все, что в мире есть, любовью, которая может радостью нам быть и предельным страданием, и любовью, которая никогда не колеблется и не умирает. Вознесся Господь, и все земное, все тварное теперь мы можем созерцать, созерцая Троицу Святую. Христос, возносясь на небо, отдалился как бы от нас, ушел, но в этом есть тайна радости этой разлуки. Это разлука временная, в которой нам открываются призвание наше человеческое и призвание всей твари, торжество любви, соединения с Богом. И так за Христом уходили, из столетия в столетие, люди, оказавшиеся способными любить Христовой, Божественной любовью. Так отходили — иногда ликуя о своей смерти, а иногда погружаясь в мрак Гефсиманского сада и ужас слов Христовых: Боже Мой, Боже Мой, почто Ты Меня оставил? — и простые люди, и святители, и подвижники, и мученики, и исповедники Церкви. Осознаем же теперь, чтo нам дает Господь в этой дивной радости церковной любви, осознаем, как велико призвание человека, которое только мы, верующие, можем знать до конца, до самых глубин, возрастем в меру роста Христова, станем подлинно Христовым телом — если нужно, то распятым за спасение мира — и возлюбим этот мир, станем его строителями со всеми людьми доброй воли, во славу Божию, в радость земли, чтобы все выросло в меру, о которой говорит апостол, обещая нам, что придет время, когда Бог будет все во всем, когда все засияет, пронизанное присутствием Божественной благодати, в единении с Богом. [/spoiler] [spoiler title=»Вознесение Господне» icon=»chevron»]Во имя Отца и Cына и Святого Духа! Сегодня мы празднуем вознесение Господне. Евангелие и святые Апостолы говорят о том, что Господь в течение сорока дней являлся Своим ученикам, поучал их, раскрывая тайны Царствия Небесного, и, самое главное, давал им обетования о том, что им надлежит облечься силою свыше. Господь говорил о том, что в мир должен придти Дух Святой, который их наставит на всякую истину, который их соделает иными людьми, который уже здесь на земле созиждет Царствие Небесное, Церковь Свою. Апостолы, внимая Его словам, продолжали недоумевать, им было непонятно, почему же Господь, который воскрес из мертвых, Который победил смерть и грех, не хочет победить земного устроения бытия, не хочет поменять устройство мира и воцариться здесь на земле, чтобы строить этот мир по правильным, справедливым и благородным законам. И они все спрашивали: «Господи, ну, когда же Ты устроишь это Царство, о котором говорили пророки? Когда же, наконец, здесь, на земле наступят дни отрады и утешения, наступят радостные дни?» А Господь им на это говорит: « Не ваше дело знать времена и сроки. Не ваше дело этого ждать, потому что другое Царство Господь нам всем уготовал, Царство другого устроения, иного бытия. В мире справедливости иные законы, которые на этой земле существовать не могут». И вот Господь приводит их на гору Елеонскую, то самое место, где Он воскресил Лазаря, и на глазах учеников, с последним наставлением, что им надлежит никуда не отлучаться от Иерусалима и ожидать пришествия другого Утешителя и Наставника, Духа Святаго, удаляется от них на небо. И Апостолы возвращаются в Иерусалим радостные. Почему? Казалось бы, произошло крушение их земных надежд, Господь не остался с ними, не стал устраивать земного Царства, учреждать в мире другие законы бытия, иные правила общежития… не наказал злых… не возвеличил добрых… Ничего Он не сделал, что ожидали Апостолы по земному своему разумению. Ушел Господь, а они рады… Чему же они рады? Почему так радостно вернулись в Иерусалим? А потому, что Господь научил их. Он их истине научил, и они поняли, что их отечество не здесь, что теперь им нужно только одного – Царствия Небесного. Вот как Господь это показал Своим вознесением на небо: пришел на землю Бог, вознесся на небо Человек; пришел на землю Сын Божий, ушел отсюда Сын Человеческий. Ушел, чтобы указать, где наше отечество, чтобы каждого из нас призвать к иным законам бытия, искать не той справедливости, не тех прав, которых ищем мы здесь на земле, но Господних прав, Господней справедливости, Божественной правды и жизни. Господь, вознесясь на небо, показал, где Его истинное место, – одесную Бога. Взошел туда и во всей полноте человеческой природы соединил земное и небесное. Теперь это магнит, который притягивает к Себе каждое христианское сердце, направляет каждую душу христианскую. И апостолы возвратились радостные, потому что познали Божественную радость и Божественную любовь. Они возвратились, ожидая Утешителя, чтобы здесь, на земле, устроить для каждого верующего человека возможность прикоснуться к небу. Возвратились с надеждой, что Господь снова придет своей правдой к каждому, кто этой правды ждет на земле Его Второе пришествие будет таким же славным, как его отшествие в отечество Небесное. Его Второе пришествие будет таким же радостным, как Его отшествие на небеса. Сегодняшний праздник вознесения Господня, это не только праздник ожидания Духа Святаго и Пятидесятницы, это праздник радостного ожидания Второго пришествия Христова. В нашей молитве «Верую…» мы так говорим об этом – и восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца и паки грядущего со славою судити живых и мертвых, Его же Царствию не будет конца… Для нас Второе пришествие Господне так же радостно, как для Апостолов Его святое Вознесение. Для нас ожидание Его славного Второго пришествия, когда Его же Царствию не будет конца, должно быть таким же желанным, как каждое ожидание Христа в молитве, когда Он отвечает на наше воздыхание сердечное, или когда Он приходит к нам в причастии Святых Христовых Таин. Только человек, не приобщившийся правде Божией, может бояться пришествия правды. Только тот, кто живет во тьме, может не обрадоваться свету. Только тот, кто отвернулся от жизни, может этой жизни не хотеть. А для нас, тех, кто знает, что Христос воспринял всю природу человеческую и вознесся на небеса, Его пришествие – это пришествие вечной жизни и бесконечной радости, потому что Господь, зная все наши немощи, нашу удобоприклонность на грех, часто наше нежелание духовной жизни, взял на Себя и вознес всю нашу природу. Несмотря на то, что мы очень грешны, несмотря на то, что нас все время тянет вниз, Господь все равно возносит нас до небес. И иного пути у христианина нет. Эта радость духовная, которую Господь открыл Апостолам, да будет сегодня со всеми нами, встречающими Его святое Вознесение. Аминь. Протоиерей Алексей (Уминский)[/spoiler]