Ночь с Четверга на Пятницу

Страдания Господни: моление о чаше


Мф. 26, 36–46;

Мк. 14, 32–42;

Лк. 22, 40–46;

Ин. 18, 1–2.

Потом приходит Господь Иисус с учениками Своими в селение, называемое Гефсимания, где был сад, в который вошел Сам Он и ученики Его. Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Господь Иисус часто собирался там с учениками Своими.

Пришедши на обычное место в саду, Господь сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я пойду и помолюсь там. Молитесь и вы, чтоб не впасть в искушение.

И взяв с Собою Петра и обоих сынов Зеведеевых, Иакова и Иоанна, начал скорбеть, ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.

А Сам отошел от них немного, как на вержение камня, и, преклонив колена, пал лицем на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей, говоря:

Отче мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, да будет, не как Я хочу, но как Ты.

Авва Отче, все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но да будет не то, чего Я хочу, а чего Ты.

Отче! о если бы ты благоволил пронесть чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет.

Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И Он, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю.

Встав с молитвы, возвращается Он к ученикам Своим, находит их спящими от печали и говорит Петру: Симон! ты спишь? Не мог ты бодрствовать один час? Потом и всем им сказал Он: так ли не возмогли вы и один час бодрствовать со Мною? Что спите? Встаньте, бодрствуйте и молитесь, чтоб не впасть в искушение. Дух бодр, плоть же немощна.

И опять отошедши, в другой раз молился Он, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее; да будет воля Твоя.

И, возвратившись к ученикам Своим, опять нашел их спящими; ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать.

И, оставив их, отошел Он опять, и помолился в третий раз, сказав то же слово.

Затем приходит к ученикам Своим в третий раз и говорит: вы все еще спите и почиваете? Кончено. Се, пришел час, и Сын Человеческий предается в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.

Страдания: Господь предает Себя в руки грешничи

Мф. 26, 47–56;

Мк. 14, 43–50;

Лк. 22, 47–53;

Ин. 18, 3–11.

Между тем как сие происходило в саду Гефсиманском, Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием. И вот, когда Господь еще говорил ученикам Своим вышеприведенные слова, появился этот народ; один из двенадцати, называемый Иуда, шел пред ними, а за ним множество народа, с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин народных.

Упредив всех, Иуда подошел к Господу Иисусу, чтобы поцеловать Его: ибо предатель сей такой дал знак пришедшим с ним: Кого я поцелую, тот и есть; возьмите Его и ведите осторожно. Подошедши к Господу Иисусу, он сказал: Равви! Равви! радуйся, Равви! и поцеловал Его. Господь Иисус сказал ему: друг, для чего ты здесь? Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Когда потом подошли и бывшие с Иудою, Господь, зная все, что с Ним будет, выступил и сказал им: кого ищете? Ему отвечали: Иисуса Назорея. Господь Иисус говорит им: это Я. Стоял теперь с ними и Иуда, предатель Его. И когда Господь сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю. И когда поднялись, Он опять спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса Назорея. Господь Иисус отвечал им: Я уже сказал вам, что это Я. Итак, если Меня ищете, оставьте сих, — учеников Моих, — отойти свободно: да сбудется слово, изреченное Им прежде: из тех, которых Ты дал Мне, Я не потерял никого.

Тогда бывшие с Иудою подошли, возложили руки свои на Господа Иисуса и держали Его. Бывшие с Господом, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечом? И вот один из них, Симон Петр, имевший меч, простерши руку, извлек меч свой и, ударив им первосвященникова раба, отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх.

Тогда Господь Иисус сказал: оставьте, довольно! И, прикоснувшись к уху (ураненного раба), исцелил его. Петру же повелел: вложи меч твой в ножны, — возврати его в место его; ибо все, взявшиеся за меч, мечом погибнут. Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец? Или думаешь, что Я не могу теперь же умолить Отца Моего, — и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудется Писание, что так должно быть?

В тот час сказал Господь Иисус к народу и к собравшимся против Него первосвященникам и начальникам храма и старейшинам: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня. Всякий день бывал Я с вами в храме, с вами сидел Я в храме, уча каждый день; и вы не поднимали на Меня рук и не брали Меня. Но теперь ваше время и власть тьмы.

Сие же все было, да сбудутся Писания пророков.

Тогда воины и тысяченачальник и служители Иудейские взяли Господа Иисуса и связали Его.

Ученики же Его, видя сие, все оставили Его и убежали.

Господь в доме Анны

Мф. 26, 57–58;

Мк. 14, 51–54;

Лк. 22, 54;

Ин. 18, 13–24.

Взявшие Господа Иисуса повели Его из сада к первосвященникам.

Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним. Воины схватили его, но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.

Ведшие Господа отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе, который был на тот год первосвященником. Каиафа этот был тот самый, который подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ.

За Господом Иисусом издалеча следовали до двора первосвященникова Симон Петр и другой ученик. Ученик же сей был знаком первосвященнику и вошел с Господом Иисусом во двор первосвященнический; а Петр остался стоять вне за дверями. Потом другой ученик, который знаком был первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра.

Анна первосвященник спросил Господа Иисуса об учениках Его и об учении Его. Господь Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где все Иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня? Спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают, что Я говорил.

Когда Он сказал это, один из служителей, стоявший близко, ударил Господа Иисуса по щеке, сказав: так–то отвечаешь Ты первосвященнику? Господь Иисус отвечал ему: если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?

После сего Анна послал Господа связанного к первосвященнику Каиафе.

Господь на суде у Каиафы

И привели Господа Иисуса в дом первосвященника Каиафы, куда собрались и все прочие первосвященники и старейшины и книжники.

Эти первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Господа Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили; и хотя много лжесвидетелей приходило, но не нашли, потому что лжесвидетельства их были недостаточны.

Наконец пришли два лжесвидетеля и сказали (один из них говорил): мы слышали, как Он говорил: могу разрушить храм Божий и в три дня создать его; (другой лжесвидетель показывал иначе): Я разрушу храм сей рукотворенный, и чрез три дня воздвигну другой нерукотворенный. Но и такое свидетельство их не было достаточно.

Тогда первосвященник, встав, стал посреди и сначала спросил Господа Иисуса: что же Ты ничего не отвечаешь? Слышишь, что они против Тебя свидетельствуют? Но как Господь Иисус молчал и ничего не отвечал, то первосвященник обратился к Нему с такою речью: заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий, Сын Бога Благословенного?

Господь Иисус говорит ему: ты сказал — Я; и даже сказываю вам: отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего на облаках небесных.

Тогда первосвященник, раздрав одежды свои, сказал: Он богохульствует! на что еще нам свидетелей? Вот, теперь вы слышали богохульство Его! Как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти и сказали в ответ: повинен есть смерти. Тогда некоторые начали плевать на Него в лице Ему и заушать Его; другие же ударяли Его по ланитам; а иные, закрывая Ему лице, ударяли Его и говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя! и слуги били Его по ланитам.

(После сего Господь был выведен на двор и держим под стражею до утра)

Первое отречение Петра, по евангелисту Иоанну

Ин. 18, 17–18, 27.

Когда святой Петр введен был святым Иоанном во двор первосвященнический, тут раба придверница говорит Петру: и ты не из учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет.

Между тем рабы и служители, разведши огонь, потому что было холодно, стояли и грелись. Петр также стоял с ними и грелся.

Когда Господь от Анны перешел к Каиафе, которого дом находился на том же дворе, Симон Петр все еще стоял вместе с другими, и грелся у разведенного огня. Тут сказали ему: не из учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет.

Один из рабов первосвященнических, родственник тому, которому Петр отсек ухо, говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду? Петр опять отрекся.

Второе отречение Петра, по евангелистам Матфею и Марку

Мф. 26, 69–75;

Мк. 14, 54–72.

Когда Петр, издали следовавший за Господом, ведомым до двора первосвященникова, вошел внутрь, чтоб видеть конец, и, седши со служителями на дворе, грелся у огня, пришла туда одна из служанок первосвященника и, увидев Петра греющегося и всмотревшись в него, сказала: и ты был с Иисусом Галилеянином — Назарянином. Но он отрекся пред всеми, сказав: не знаю и не понимаю, что ты говоришь. Сказав сие, он вышел вон на передний двор; и запел петух.

Когда же он выходил за ворота, ведшие на передний двор, увидела его другая служанка и начала говорить бывшим тут и стоявшим: и этот из них; и этот был с Иисусом Назореем. Но Петр опять отрекся с клятвою, что не знает человека сего.

Немного спустя стоявшие там опять стали говорить Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя; ты Галилеянин, и наречие твое сходно. Он же начал клясться и божиться, что не знает сего человека, говоря: не знаю человека сего, о котором вы говорите.

Третье отречение Петра, по евангелисту Луке

Лк. 22, 55–62.

После сего Петр опять возвратился с переднего двора на главный и сел у огня. Когда служители сидели среди двора, у разведенного огня, сидел и Петр между ними. Одна служанка, увидев его, сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним. Но Петр отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.

Немного спустя, другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!

Спустя с час времени еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин. Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух во второй раз.

Тогда Господь, по выходе из синедриона, находившегося тут же на дворе, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух дважды, отречешься от Меня трижды. И, вышедши вон, начал горько плакать.

Глумления стражи над Господом

Люди, державшие Господа Иисуса, ругались над Ним и били Его; и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя? И много других хулений произносили против Него.