400

Святитель Игнатий (в святом Крещении Димитрий) родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии, и принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Еще в детстве он почувствовал склонность к молитвенным трудам и уединению. В 1826 г. Димитрий закончил Военное инженерное училище. Перед юношей открывалась блестящая светская карьера, но он подает прошение об отставке, желая принять монашество. Прошение не было удовлетворено, и Димитрий Александрович направился на службу в Динабургскую крепость, где тяжело заболел и вскоре был освобожден от мирских трудов. По выздоровлении он поступил послушником в Александро-Свирский монастырь. Затем перешел со своим старцем, иеромонахом Леонидом (Львом) в Оптину пустынь. 28 июня 1831 г. епископ Вологодский Стефан совершил постриг Димитрия в монашество с именем Игнатий, в честь священномученика Игнатия Богоносца. 4 июля его рукоположили в иеродиакона, а 25 июля – в иеромонаха. Через некоторое время он становится настоятелем Пельшемского Лопотова монастыря. И еще через полгода, 28 мая 1833 года, иеромонах Игнатий был возведён в сан игумена и сразу было предложено настоятельство в Николо-Угрешском монастыре. Но в его судьбу вмешался император Николай I, который установил иначе, поручив ему управление пришедшей в запустение Троице-Сергиевой пустынью под Петербургом, для ее восстановления. 1 января 1834 года, в Казанском соборе Санкт-Петербурга, игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита.  До 1857 года архимандрит Игнатий оставался настоятелем пустыни, за это время ему удалось привести её в порядок как в духовном, так и в хозяйственном отношении. Здесь был образован хор, советы которому давал М. И. Глинка. 27 октября 1857 года, архимандрит Игнатий был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского, он направился в Ставрополь где занимался обустройством епархии.  Хотя своей епархией он управлял только четыре года, ему удалось многое сделать для развития церковной жизни в этом регионе. Его служебные старания не были незамечаними, за заслуги перед Отечеством архимандрит Игнатий был награждён орденом св. Анны 1-й степени.  Снова он серьезно заболев и был вынужден просить увольнения на покой. В 1861 году его прошение было удовлетворено и он направился в Костромскую епархию в Николо-Бабайский монастырь. Там он вёл уединённую молитвенную жизнь и занимался писательской деятельностью, создав известные труды «Приношение современному монашеству», «Отечник», «Слово о смерти», исправлял ранние свои труды, вел переписку с духовными детьми. Скончался епископ Игнатий 30 апреля 1867 года.  6 июня 1988 года епископ Игнатий (Брянчанинов) причислен к лику святых. Перед канонизацией, 26 мая 1988 года, мощи епископа Игнатия были торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский монастырь в Ярославле, где покоятся и поныне.

 

 

 

Из трудов святителя Игнатия.

«По такому конечному оскудению в духоносных наставниках Отеческие книги составляют единственный источник, к которому может обратиться томимая гладом и жаждою душа для приобретения существенно нужных познаний в подвиге духовном. Книги эти — дражайшее наследие, оставленное святыми Отцами их иноческому потомству — нам, нищим. Книги эти — крохи, упавшие к нам и составляющие нашу долю, крохи с духовной трапезы Отцов, богатых духовными дарованиями.»

 

Из Отечника святителя Игнатия. Изречения неизвестных старцев.

«Старец на вопрос, в чем заключается смирение, отвечал: в том, если простишь брату, согрешившему против тебя, прежде нежели он попросит у тебя прощения.»

«Старец сказал: когда придет тебе помышление гордости или превозношения, — ты исследуй совесть твою: сохраняешь ли все Божественные заповеди? любишь ли врагов твоих? радуешься ли, когда возвышается и прославляется человек, действующий против тебя? огорчает ли тебя унижение его? признаешь ли себя рабом неключимым (Лк. 17, 10) признаешь ли себя грешнейшим всех грешников? Если же в противоположность этому, ты находишься в таком настроении, что готов всех учить и исправлять: то знай, что это настроение духа разрушает все твои добродетели.»

«Как невозможно видеть лицо свое в возмущенной воде, так невозможно и душе, если она не очистится от чуждых помышлений, достичь духовной молитвы.»