Преставление преподобного Сергия Радонежского

Сергий Радонежский почитается Русской православной церковью в лике святых как преподобный и считается величайшим подвижником земли Русской.

Дни памяти:

25 сентября (8 октября) — преставление;
5 (18) июля — обретение мощей;
6 (19) июля — Собор Радонежских святых.

Плоды миссионерской проповеди преподобного Сергия Радонежского
Святая и богоугодная жизнь преподобного Сергия Радонежского оказала непосредственное влияние на всю отечественную духовность, что, в свою очередь, повлияло на укрепление и становление государственности на Руси. Главным миссионерским служением преподобного Сергия Радонежского является его проповедь своей жизнью, чрез которую он смог святость, данную ему от Бога, умножить и распространить. Он оставил после себя более 40 обителей, где была налажена монашеская жизнь. Ученики же и после смерти преподобного продолжали сохранять устав, наследованный ими от духовного наставника. Рассмотрим более подробно некоторые моменты из жития преподобного Сергия, какие труды и подвиги понес святой, что спустя семь столетий со дня его рождения не угасает, но возрастает его почитание. Преподобный Сергий Радонежский был истинным слугой Божиим, который смог не только сохранить талант, данный от Бога, но и приумножить. Весьма интересно начинается подвижническая жизнь святого — с безусловного послушания в миру. Служа своим престарелым родителям, молодой Варфоломей проходил послушнический искус, хотя ведь можно было просто оставить родителей на попечение братьев и уйти в монастырь, но нет, каждый долг должен быть исполнен до конца. Уже на этом жизненном этапе преподобный Сергий показал Господу готовность исполнять монашеский обет послушания в совершенстве. После преставления родителей Варфоломей не просто оставил богатство и ушел, а позвав Петра, своего младшего брата, оставил ему отцовское наследство и все, что было в родительском доме потребное для жизни. Сам он не взял себе ничего, следуя словам божественного апостола, сказавшего: «Я… все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3:8). В этом поступке святой исполнил повеление Божие ко всем ищущим спасения: «Пойди, всё, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мк. 10:21). Получается, что еще до принятия монашеского пострига преподобный Сергий исполнил главные монашеские обещания Богу. Теперь не хватало молитвы и тишины для внутреннего созерцания, и поэтому, вместе с братом Стефаном, Варфоломей удаляется на поиски места для молитвы: «Они исходили много лесов и, наконец, пришли в одно пустынное место в чаще леса, где был источник воды. Братья обошли то место и полюбили его, ибо Бог направлял их». Остановившись на определенном месте, братья срубают сами первую церковь в честь Святой Троицы. Как мы знаем из жития, недолго Стефан пребывал с братом, после чего удалился от него. Варфоломей очень хотел принять постриг, но не принимал ангельского образа до тех пор, «пока не изучил весь монастырский устав и монашеский порядок, и все прочее, что требуется монахам. Всегда, во всякое время, с большим усердием, с желанием и со слезами он молился Богу, дабы ему сподобиться ангельского образа и приобщения к лику иночествующих». Этот этап жизни святого показывает всем последующим ученикам и послушникам, как надо разумно, внимательно и благоговейно подходить к постригу. За такое усердие будущего подвижника Господь сразу после пострига показал Свое благоволение к сему иноку: «когда Сергий причастился Святых Таин, вся церковь внезапно наполнилась благоуханием, которое ощущалось не только в церкви, но и вокруг нее. Все видевшие причастие преподобного и ощутившие это благовоние прославили Бога, так прославляющего Своих угодников». Весьма показательным было и поставление Сергия игуменом его, маленького на тот момент, монастыря: он не хотел принимать сию ответственность, но Господь вверил ему новое делание, и первые слова к братии были исполнены великого смирения: «Молитесь, братия, обо мне, ибо я человек малосведущий и неопытный. Вот я принял от Небесного Царя талант попечения о пастве словесных овец и должен буду держать о нем ответ. Меня страшит слово Господне: «Если кто соблазнит одного из малых сих… тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф. 18:6). Насколько же хуже будет тому, кто многие души потопит из-за своего неразумия! Смогу ли я смело сказать: „Вот я и дети, которых Ты мне дал, Господи!“ (Ис. 8:18). Услышу ли я Божественный голос Пастыря горних и дольних, великого Господа, с милосердием вещающего: „Добрый и верный раб… войди в радость господина твоего“ (Мф. 25:21)». Преподобный Сергий, хотя и принял игуменство и стал старшим, не изменил своих монашеских правил, помня Сказавшего: «Кто из вас хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугой» (Мк. 9:35). Он смирял себя и ставил ниже всех, подавая всем пример: на работу он выходил раньше всех, первым приходил на службы в церковь. В начале игуменства прп. Сергия число братии в его обители не превышало двенадцати. Так было до 1357 г.,
когда пришёл к нему архимандрит Симон — первый принятый им сверх этого числа. С этого времени число братии стало возрастать, и слава о монастыре стала распространяться. В обитель стали приходить люди за помощью и руководством в духовной жизни. Сам князь Димитрий Донской перед решающей битвой с Мамаем приехал к старцу, чтобы спросить благословения выступить ему против иноземцев, потому что Димитрий знал о добродетельной жизни и даре прозорливости преподобного Сергия. Услышав от князя о нашествии Мамая, святой благословил Димитрия, вооружил его молитвой
и сказал: «Господин мой, тебе следует заботиться о врученном тебе Богом христоименитом народе. Иди против безбожных, и
с Божией помощью ты победишь и вернешься в свое Отечество невредимым с великими почестями». Великий князь Димитрий, одержав победу над враждебными варварами, с великой радостью, торжествуя, вернулся домой. По возвращении он незамедлительно посетил святого старца Сергия, с ним вместе прославил Всесильного Бога, благодарил старца и братию за благой совет и молитвы, с сердечной радостью рассказал о битве с татарами — как Господь возвеличил на нем Свою милость, и дал в обитель богатый вклад. Тогда же великий князь напомнил старцу о своем обете построить монастырь во имя Пречистой Богоматери и сказал, что хочет немедленно приступить к его исполнению, нужно только выбрать подходящее место… У преподобного Сергия, мы знаем, было много учеников и послушников, которые смогли воспринять святость от своего богомудрого наставника. Один из них — преподобный Ферапонт Белозерский, Можайский чудотворец. Удивительная схожесть жития ученика со своим учителем: также в юности Феодор возгорелся любовию о Господе. Пришел в общежительный Симонов московский монастырь, проходя там послушания и постригшись, стал сильно тяготеть к безмолвнической и отшельнической жизни. Преподобный Сергий часто приезжал в данный монастырь и окормлял духовных братьев: Кирилла и Ферапонта. Вследствие духовного единства в желании служить Богу без отвлечения, святые сугубо молились об устроении их дальнейшей монашеской жизни. И вот, спустя некоторое время, преподобному Кириллу явилась Пресвятая Богородица и указала место на Белозерье, куда можно было бы удалиться для молитвы. По благословению игумена монастыря и, конечно же, преподобного Сергия, Кирилл и Ферапонт ушли в пустынные белозерские места. Как повествует житие святого Ферапонта: «местность эта была очень пустынной и много там было лесов, непроходимых болот, множество вод, озер и рек», а все это способствовало уединению и безмолвию, которых жаждала его душа. Здесь они водрузили крест и, позднее, на том месте образовался Кирилло-Белозерский монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы. Через год преподобный Ферапонт удалился от Кирилловой обители, поселился совсем уединенно среди озер Паского и Бородавского, «между которыми полет стрелы или чуть больше». Всего 10 лет подвижничал святой на этом месте. За это время успела собраться братия, и образовался общежительный монастырь, посвященный Рождеству Пресвятой Богородицы. Преподобный Ферапонт так преуспел в монашеском делании, что слава о старце-подвижнике дошла до владетельного князя Белозерской земли — Андрея Дмитриевича Можайского. Сын Дмитрия Донского, памятуя об отцовской обители, хотел создать в городе Можайске монастырь, посвященный Рождеству Божией Матери, так как именно в этот день великий князь Димитрий одержал победу над мамаевым войском, дав Руси свободу. Князь Андрей, задумав такое благое намерение, столкнулся с некими трудностями: «И искал он, — рассказывается в житии преподобного Ферапонта, — где бы найти ему мужа, совершенного разумом, для осуществления этого дела, и не находил он вокруг себя подходящего для такого предприятия человека. И вот пришел ему на ум блаженный Ферапонт, создавший обитель на Белом озере в его отчине, и понял он, что лучшего человека для начинания такого дела нет». Очень не хотел преподобный Ферапонт покидать Белозерье, но всегда нужно помнить о послушании и служении Господу, и семидесятилетний старец со словами: «Воля Господня да будет!» — отправился в путь. Очень трогательной была встреча князя со святым. Двадцатишестилетний Андрей Дмитриевич издалека увидел приближающегося старца и вышел ему навстречу со словами: «Бог сосчитает все твои шаги и воздаст тебе за труды твои». Так был основан Лужецкий Богородицерождественский монастырь. И это только один пример, который свидетельствует, по словам В. О. Ключевского,
что «чувство нравственной бодрости, духовной крепости, которое преподобный Сергий вдохнул в русское общество, еще живее и полнее воспринималось русским монашеством.
В жизни русских монастырей со времени Сергия начался замечательный перелом: заметно оживилось стремление к иночеству. В бедственный первый век ига это стремление было очень слабо: в сто лет, 1240—1340 гг., возникло всего каких-нибудь десятка три новых монастырей. Зато в следующее столетие, 1340—1440 гг.,
когда Русь начала отдыхать от внешних бедствий и приходить в себя, из куликовского поколения и его ближайших потомков вышли основатели до 150 новых монастырей. Таким образом, древнерусское монашество было точным показателем нравственного состояния своего мирского общества: стремление покидать мир усиливалось не от того, что в миру накапливались бедствия, а по мере того, как в нем возвышались нравственные силы. Это значит, что русское монашество было отречением от мира во имя идеалов, ему непосильных, а не отрицанием мира во имя начал, ему враждебных. Впрочем, исторические факты здесь говорят не более того, что подсказывает сама идея православного иночества. Эта связь русского монастыря с миром обнаружилась и в другом признаке перелома, в перемене самого направления монастырской жизни со времен прп. Сергия». Окинув взглядом карту Подмосковья, видишь везде участие преподобного Сергия Радонежского в становлении монашеского духа на Руси. Приведем еще несколько примеров возникновения обителей с участием преподобного Сергия и его учеников. Однажды монастырь преподобного Сергия посетил Митрополит Алексий, он просил святого помочь исполнить обет, данный Богу: «Во время моего путешествия из Константинополя в Русскую землю, мою митрополию, на море случилась сильная буря, и корабль, на котором мы плыли, начал тонуть, захлестываемый огромными волнами. Все плывшие на корабле перед лицом неминуемой смерти начали молиться Господу, и я во время этой страшной бури также просил Всесильного Бога избавить нас от обступившей нас беды. Я дал обет: если Господь управит нас достичь пристани, то я построю церковь в честь святого, память которого будет праздноваться в этот день. И в тот же час буря прекратилась, наступил штиль, и мы достигли пристани в шестнадцатый день августа. Я хочу исполнить свой обет — построить церковь в честь Нерукотворного образа Господа нашего Иисуса Христа и при ней благодатью Христовой устроить монастырь с общежительным уставом. Прошу твоей милости, чтобы ты дал мне для этого твоего возлюбленного ученика, любезного мне Андроника». Преподобный отпустил своего ученика Андроника, и действительно, вскоре на реке Яузе был возведен великолепный монастырь, в котором установилось общежительное житие. Немного времени спустя святой Сергий пришел в то место, чтобы увидеть устроение своего ученика, и похвалил и благословил монастырь, сказав: «Господи, воззри с неба, и виждь, и посети это место, которое Ты благословил и изволил здесь создаться обители во славу Твоего святого имени». Поучив братию о пользе душевной, преподобный вернулся в свою обитель. Спасо-Андроников монастырь прославился на всю страну и был одним из первых по своему благолепию и благодатности, в нем окормлялось множество нуждающихся в духовной помощи и руководстве. Выше мы рассказывали про преподобного Ферапонта, который принял постриг в Симоновом монастыре, и эта обитель тоже была основана с участием преподобного Сергия. Первым игуменом Симонова монастыря стал племянник Сергия — Феодор, который проводил добродетельную жизнь, «пребывая в полном послушании у святого Сергия, и изнурял свое тело строгим воздержанием, так что многие дивились ему». Весьма показательно то, что он ни одного помысла не скрывал от своего наставника ни днем, ни ночью. Удостоенный сана священства, Феодор возымел желание основать на новом месте общежительный монастырь. «Придя к святому, он исповедал ему свой помысел, посещавший его не один раз, но многократно. Святой, видя таковое упорное желание Феодора, решил, что оно от Бога». Прошло некоторое время, и преподобный Феодор был отпущен Сергием «туда, куда тому полюбится». Через некоторое время Феодор нашел место близ Москвы-реки, называемое Симоново. Узнав об этом, преподобный пришел в Симоново, осмотрел его, нашел удобным и повелел Феодору строить на том месте монастырь. Получив благословение от архиерея, Феодор поставил там церковь во имя Пречистой Владычицы нашей Богородицы, честного Ее Рождества, после он устроил монастырь — по уставу, строго и основательно, и установил в нем общежительство. Эта обитель тоже прославилась и окормляла всех приходящих в нее. Еще один пример основания монастыря: как-то раз пришел благоверный князь Димитрий к преподобному Сергию просить благословения основать монастырь в честь святого Богоявления в Голутвине под Коломной, вотчине великого князя, и построить там церковь. Преподобный внял просьбе князя. «И поскольку старец имел обыкновение везде ходить пешком, отправился пешим в Коломну, благословил место, облюбованное великим князем, и воздвиг на нем церковь в честь святого Богоявления. По усердной просьбе князя святой Сергий отпустил одного из своих учеников — иеромонаха Григория, мужа благоговейного, исполненного многих добродетелей, в новый монастырь на должность его строителя». В течение довольно короткого времени обитель начала расти, был введен общежительный устав. Монастырь почитался людьми и пользовался любовью великого князя — все потребное там было в изобилии. При основании Высоцкого монастыря к преподобному Сергию с приглашением в свою вотчину, город Серпухов, приходил князь Владимир, он имел большое желание построить церковь в честь Зачатия Пречистой Богородицы на реке Наре. Преподобный послушался и исполнил его желание: пришел на названное место, благословил и построил там церковь. По просьбе князя Владимира, преподобный Сергий оставил своего ученика Афанасия: «хотя ему был дорог ученик: Афанасий был чудный своими добродетелями муж, сведущий в Божественных Писаниях, искусный списатель книг, о чем свидетельствуют ныне многочисленные памятники его трудов, — за все это старец очень любил его». Афанасий стал первым игуменом новой обители, он ввел общежительный устав в монастыре. По молитвам святого Сергия появилась еще одна обитель, которая уже на протяжении шести веков оказывает врачующую духовную помощь всем страждущим. Преподобный Сергий со своею обителью и своими учениками был образцом и начинателем в деле становления монастырской жизни, «начальником и учителем всем монастырем, иже в Руси», как называет его летописец. В тексте жития говорится, что в своем сердце («на сердци имеа») преподобный Сергий носил примеры знаменитых древних подвижников, основателей монастырской вообще и, в частности, общежительской традиции: Антония Великого, Евфимия Великого, Савву Освященного, Пахомия, Феодосия и прочих. Преподобный Сергий Радонежский стал подлинным примером подвижнической жизни для современников и потомков — человеком, сумевшим подчинить всю свою жизнь служению и послушанию воле Божией, через его поступки всегда проповедовалось Евангелие и любовь к ближним. Несмотря на стремление к отшельнической и безмолвнической жизни, Сергий не смог отказать в помощи жаждущим спасения. Жизненный путь этого святого покровителя земли Русской соответствует Евангелию буквально — всю жизнь он бежал от общества людей, а в результате стал его духовным наставником. Приведем еще часть речи профессора В. О. Ключевского, произнесённой в торжественном собрании Московской Духовной Академии 26 сентября 1892 г. в память преподобного Сергия: «Уже при жизни преподобного Сергия Радонежского рассматривали как воплотившийся в реальном человеке символ единства Руси, которого столь жаждал русский народ в XIII–XIV столетиях. Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать унывающему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч. В иноческом подвиге Сергия Радонежского нашли свое единство давние русские традиции радостного восприятия православной веры и подход к вере восточного христианства. Идея особого пути Руси и особого замысла Божиего в отношении Руси постепенно стала завоевывать все большее место в сердцах и сознании русских книжников. И недаром, именно грядущие XV—XVI вв. стали самыми яркими временами русской святости. Осознавая и признавая святость своих молельников, и вся Русь приобретала постепенно святость». Стоит также отметить, что подвижническая жизнь преподобного Сергия Радонежского положила начало такому явлению в русском православии, как старчество. Преподобный Сергий Радонежский сумел оставить после себя около 20 учеников-старцев, которых мы почитаем сейчас в лике святых. Кроме Троице-Сергиева монастыря, преподобный Сергий сам основал ещё несколько монастырей: Благовещенский монастырь на Кержаче, Георгиевский на Клязьме, во все эти обители он поставил настоятелями своих учеников. В XIV в. ученики Сергия Радонежского разошлись от него пешком, чтобы вдали от своего учителя распространить по всей Русской земле дух особого, «сергиевского» монашества, дух пустынножительства, соединенный с любовью к людям. Приведем еще краткие примеры возникновения монастырей: один из учеников, Павел, происходивший из знатного московского рода, по благословению Сергия удалился из Троицкого монастыря в дремучий Комельский лес на реке Грязовице и долгое время жил в липовом дупле наподобие птицы, а потом перешел на реку Нурму (Вологодской губернии) и там основал Обнорскую обитель. Другой ученик Сергия, Авраамий, с его благословения, основал четыре монастыря близ Галича (Костромской губернии): Успенский на Озере, Поясоположенский, Покровский Чухломской и Собора Богоматери на реке Виче. В тех же местах после смерти Сергия, в 40 верстах от Галича, ученик его Иаков основал Железно-Борский Предтеченский монастырь. Ученик Сергия Мефодий основал Николаевский монастырь на реке Пешноше (в 15 верстах от Дмитрова). После смерти Сергия, один из любимых учеников его Савва, бывший несколько лет преемником Сергия на игуменстве в Троицком монастыре, вышел оттуда и основал свой собственный монастырь на горе Стороже (в Звенигородском уезде), который сделался одним из уважаемых на Руси монастырей под именем монастыря Саввы Сторожевского. Св. Димитрий Прилуцкий, хотя не был учеником преподобного Сергия, но, живя в Переяславской Горицкой обители, приходил беседовать с Сергием, и с его благословения удалился на север, где близ Вологды основал монастырь Прилуцкий, который сделался оплотом монашеского житья в северо-восточных пределах. Собеседником преподобного Сергия был также знаменитый Стефан, просветитель Перми. Об отношении его к Сергию осталось такое предание: когда Стефан ехал из Перми в Москву мимо Троицкого монастыря, хотя вдалеке от него, то поклонился в ту сторону, где был монастырь. Сергий сидел тогда за трапезой и, будучи прозорлив, встал и поклонился в ту сторону, где тогда находился преподобный Стефан. Широкое распространение монастырей, добродетельная и созидательная жизнь насельников являлись фактором не только «монастырской колонизации» новых земель, но и привлекали к христианской вере окружающие народы, способствовали их глубокому воцерковлению. Подобно семени, бросаемому в землю, монастыри, основанные преподобным Сергием и его учениками на новых землях, прорастали удивительными духовными плодами среди местного населения. Преподобный Сергий Радонежский является одним из самых почитаемых русских святых, и по сегодняшний день продолжается его миссионерская проповедь, обращенная к людям, «дабы воззрением на Святую Троицу побеждался страх ненавистной розни мира сего». И сам великий игумен земли Русской, преподобный Сергий-то явно, то сокровенно — живет в ней и будет жить «доколе стоит земля русская». Игумен Авель (Пивоваров),настоятель Лужецкого Богородицерождественского Ферапонтова мужского монастыря
Проповедь в день памяти преподобного Сергия Радонежского протоиерея Александра Глебова
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Сегодня день памяти преподобного Сергия Радонежского. И день этот очень значительный для нашей церкви, для нашей страны и для нашей истории. В сонме святых преподобный Сергий занимает совершенно особое место, ибо его жизненный подвиг во многом преобразовал жизнь не только русской церкви, но и благоприятно повлиял на ход гражданской истории. Он жил в далеком XIV веке, трудное для страны время. Более чем трудное. Вот нам иногда кажется, что мы сейчас живем в какое-то особое трудное время. Но если сравнить с теми годами, то и никаких сравнений-то и быть не может. Представьте себе, огромная страна разделена, разделена на междоусобные княжества, родные братья, близкие по крови и по вере люди, находятся не просто во вражде, а вступают в кровавое соперничество, убивают друг друга, и над всем этим иноземное господство иноверных, которые разорили страну, берут с нее дань, препятствуют экономическому развитию, невозможно никакое культурное развитие, скована возможность образования. Под боком Европа, которая развивается, встает во весь рост, а Россия скована, скована иноземным порабощением и внутренними неурядицами. Откуда придет спасение, никто не знает. Власть князей слаба, общество раздроблено и не может оказать сопротивления. Но спасение пришло. И оно пришло от Бога. Но от Бога оно пришло через людей. И одним из таких людей был святой преподобный Сергий, игумен Радонежский. Он с детства полюбил Господа и, будучи сыном боярина, он оставляет все и уходит в дремучие тогда леса Радонежа под Москвой. Рубит келью, и остается там один. Он долгое время пребывает в молитве, труде и посте. Но вы знаете, добрая молва тоже распространяется, к счастью, по земле. Хотя мы знаем, что злая молва распространяется быстрее, и стоит нам сделать что-то некрасивое или злое, как люди знающие или даже мало знающие нас, сразу же оказываются в курсе дела. А вот если сделать что-то по-настоящему доброе, оторвать от сердца своего или поступиться своими удобствами, то такая добрая молва пойдет медленнее. Поскольку нам, к великому сожалению, куда приятнее распространяться о недостатках других людей, чем о их добродетелях. Ведь когда говоришь о грехах другого, то сам на его фоне возвышаешься. Но, тем не менее, добрая молва о преподобном Сергии стала постепенно распространяться. И вокруг него стали собираться люди, жаждущие любви, совершенства и восхождения по ступеням этого совершенства. Постепенно возник монастырь, который очень скоро стал знаменитым на всю страну. Монастырь получил наименование в честь Святой Троицы. Братия избирают преподобного Сергия своим игуменом, поскольку видят в нем духовный авторитет, поддержку и помощь. Но игуменство преподобного Сергия заключалось не в том, что он сидел в кресле и раздавал благословения. Он трудился больше всех, молился больше всех и служил братии своей. Житие преподобного Сергия наводит на очень многие размышления. Но, пожалуй, первое, что приходит на мысль, когда знакомишься с его житием, это то, что преподобный Сергий Радонежский, подвижник и молитвенник, был удивительно гармоничным человеком. Все у него было соразмерно. Людей церкви всегда волновал такой вопрос, как соотнести наше отношение к этой жизни, к земле, к отечеству, в котором мы живем, с одной стороны; и наше отношение к Богу, к церкви, к тому вожделенному Небесному Отечеству, гражданином которого когда-то станет каждый из нас. Какие же должны быть соотношения между двумя этими устремлениями человека? С одной стороны, взор на небо, с другой, взор на землю. Некоторые говорили, что все земное надо отринуть абсолютно, все устремления человека должны быть только к небу: смотри вверх и иди по жизни. Это, конечно, может быть, и очень привлекательно, но вот только вы попробуйте ходить по улице, задрав голову. Далеко не уйдете. Упадете, расшибетесь или машина собьет. Другие наоборот, призывали держаться только за землю, только за сегодняшний день, как будто они и умирать не собираются, и не придется им никогда. И та, и другая идея, доведенная до крайности, является неправильной и не спасительной для человека. И вот преподобный Сергий удивительно умел сочетать в себе эти два устремления. Да, он полностью посвятил себя Богу, ушел от мира. И, казалось бы, какое ему дело до того, что творится в этом мире, который во зле лежит. Его дело – молитва. Но ведь земля-то русская под игом стонет, и не первое столетие уже. А беда вся в том, что народ разъединился, князья, вместо того, чтобы объединиться и вместе дать отпор внешнему врагу, интригуют друг друга, и готовы подчиниться иноземцу, иноверцу, чем признать над собой власть родного брата, а иногда даже и отца родного. И вот не в княжеских палатах и не в государственных советах и не в шумных городах, а в дремучих Радонежских лесах, в монастыре Святой Троицы игумен Сергий начинает пробуждать в сознании людей необходимость объединения. Это объединение началось вокруг города Москвы. И преподобный всячески поддерживает эту тенденцию. Он отправляется в путешествие, посещает удельных князей, уговаривает их объединиться вокруг Москвы. Когда Рязанский князь Олег выступает против, и заявляет о своей готовности поддержать даже врагов Москвы, то преподобный Сергий запрещает совершать Божественную литургию в храмах этого города. И такого наказания князь Олег, будучи человеком православным, верующим, конечно, не мог вынести. И он смиряется и объединяется вокруг Москвы. И когда настает время нанести сокрушительный удар по врагу, преподобный Сергий благословляет на подвиг князя Димитрия, названного впоследствии Донским, чтобы он возглавил наше русское воинство на поле Куликовом. И в знак своего благословения дает ему двух монахов, Пересвета и Ослябю, которые должны были бы по всем монашеским канонам быть в кельях и молиться. Но они воссели на боевых коней и вступили в единоборство с врагом. Мы знаем, что битва на поле Куликовом перевернула историю нашей страны. Затем преподобный Сергий способствовал созданию многих и многих монастырей, которые стали центрами духовного и интеллектуального просвещения нашего народа. Именно из этих монастырей началось духовное и интеллектуальное возрождение России. Мы слышали с вами сегодня апостольское чтение, Послание к Галатам апостола Павла, где кратко вообще сказано об идеале христианина. Сказано о том, что воздействие Святаго Духа на человека не бывает невидимым и не бывает бесплодным. А что оно приносит определенные плоды, которые и перечисляет апостол Павел. Он говорит: «Плод же Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание». И вот преподобный Сергий Радонежский в жизни своей принес все эти вышеперечисленные плоды Духа Святаго. И он действительно явился живым, духоносным источником для окружающих его людей. Аминь.
Протоиерей Артемий Владимиров. Память преподобного Сергия Радонежского, проповедь после Всенощной 7 октября 1999 года.
Поздравляем Вас, дорогие братья и сестры, с праздником преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца, которого единственного из святых земли нашей народ церковный с любовью именует аввой Сергием, то есть отцом Сергием. И в этом обращении «авва» запечатлелась вся любовь, вся вера, все упование людей на молитвенное предстательство печальника Русской земли. И когда мысленно вспоминаешь его житие, прислушиваешься к словам церковных песнопений, вникаешь в прекрасный Акафист, составленный митрополитом Платоном Левшиным, подвижником благочестия 18-го столетия, убеждаешься, что воистину над преподобным Сергием сбылись слова, сбылось обетование Господа Иисуса Христа: «У верующего в Меня из чрева, из сердца истекут источники воды живой». Господь говорил о благодати Духа Святого, которую верующие во Христа приняли в день Пятидесятницы, которую каждый из нас воспринял в день нашего духовного рождения в купели крещения. Но сколько нужно трудов, молитв, какое подобает приобрести смирение, стяжать чистоту сердца, дабы эта вода живая — благодать Святого Духа, дарованная нам, — пробилась сквозь коросту наших грехов, страстей и излилась таинственно. Насытив, освятив наше сердце, излилась и чрез нас во благо всем, кто верует в благодать, во славу Господа, во спасение нашей души. У преподобного Сергия это таинство, это рождение свыше, свершилось еще в относительно юные годы жизни. Это излияние воды живой умножилось со временем, так что уже в преполовение его жизни, в последней трети его жизни не было на Руси великой человека, который бы не ощутил в себе веяние этой благодати, не воспринял хотя бы несколько капель ее, если сравнивать благодать с живой текущей рекой. И мы с вами, никогда телесными очами не видя преподобного Сергия, созерцая лишь его святые мощи, а духовными очами предстоя ему, как и прочим святым, в Церкви Божией, и мы с вами являемся свидетелями той полноводной реки Духа Святого, которая и поныне изливается из его любвеобильного отеческого сердца. И мы с вами можем, если имеем веру, когда угодно, в любой день и час, находясь на любом месте, припадать к этой реке и пить из нее, насыщая свое сердце, просвещая свою душу во славу Господа, даровавшего преподобному эту благодать. И, прежде всего, благодать эта бьет ключом в самом сердце России – Троице-Сергиевой Лавре, где телесно и духом находится святый угодник Божий. Тот, кто когда-либо входил расписными вратами в Лавру, молился под сенью Троицкого собора, где почивают святые мощи, в Успенском соборе, где хранится первый найденный поначалу гроб преподобного Сергия, тот, кто вкушал от ключевой воды, бьющей здесь со времен преподобного, тот, кто приступал в его Лавре к Святой Чаше, вкушал от просфор, посещал иной источник, удаленный от Лавры, дышал ее атмосферой, созерцал красоту ее, — не сможет не согласиться с тем, что вода живая и поныне орошает обильно всех имеющих правую веру, кающихся, верующих в предстательство преподобного Сергия. А когда мы воспомянем с вами учеников аввы Сергия — преподобных отцов, прямо или косвенно воспринявших от него благодать Духа, и впоследствии возгнездившихся в иных местах, уголках необъятного нашего отечества, выстроивших монастыри, большие и малые, ушедших на уединенное скитское житие, когда вспомним, как вокруг этих отдаленных и поначалу немногочисленных, малолюдных обителей затем появлялись посады, города, то увидим, что святый Сергий есть воистину отец русского народа. Святый Сергий воистину есть учитель нашего народа. Благодаря ему наш народ окреп и превозмог иго татарское. Благодаря преподобному Сергию наш народ осознал свою мощь, вошел в полноту самосознания национального. Благодаря преподобному Сергию народ наш стал великой нацией, собранной в единую державу под скиптром русских царей. И все это свершила незримая отшельническая молитва, житие святого Сергия. Когда мы с вами подумаем о том, что и сегодня каждый инок или инокиня, принимая постриг, воспоминает преподобного Сергия – он действительно после святых Антония и Феодосия Киево-Печерских является подлинным духовным отцом нашего монашества – то уразумеем, что и ныне его влияние, его руководство духовное незаменимо и неповторимо. И ныне он пестует и возращает птенцов, которые как бы вылетают из-под его крыла, из-под его монашеской схимнической мантии, разливая вокруг себя, если речь идет о богобоязненных иноках, свет богопознания. А когда мы вспомним, что преподобный является истинным покровителем учащихся, и нет такого православного школьника, гимназиста, лицеиста, возрастного или малого, который не ставил бы свечу угоднику Божию, прося его о просветлении разума, о даровании премудрости, о закреплении знаний, о благополучных испытаниях по учению, — то поймем, что имя святого Сергия освящено и детскими сердцами. И как ни скуден ныне благочестием наш народ, но самое святое, что есть у него — православные дети — дружно чтут и молятся святому Сергию и в день его празднуют свой школьный праздник. Так и в нашей школе при Церкви — выходной день, и дети будут дружно молиться, приобщаться Святых Таин Христовых. Но не только дети, не только монашествующие, а и простой народ, и мужи и жены, и юноши и престарелые и немощные, обращаясь к святому Сергию, чувствуют на себе его отеческую заботу, его нежность духовную, его попечение, исповедуют в его лице врача недугов душевных и телесных, защитника, заступника, кормильца, того, кто, верим, и сегодня не оставляет наш страждущий народ, праведно бичуемый всеми несчастиями за грехи наши, еще не осознанные, не раскаянные, не выплаканные, не прощенные. Вот почему в этот день собранные вкупе под сводами храмов Божиих, мы ощущаем себя воистину чадами, сиротами, которые вновь узрели своего отца. Ибо преподобный Сергий обещался не забывать чад своих, посещая их благодатию Христовою. Вот почему сегодня все мы утешены, увеселены духовно, ощущаем прибыток жизненных нравственных сил, чувствуя по благодати праздника неложное соприсутствие, близость духу нашему святого угодника Божия. Несомненно, что в преподобном Сергии — образ, идеал для всякого русского духом человека, для всякого православного христианина, взрощенного этой семьей. Воздадим же ему, братья и сестры, благодарение и будем готовиться к участия завтра в праздничной Божественной Литургии. Молитвами преподобного аввы Сергия, Господи, Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!
 Житие преподобного Сергия Житие преподобного Сергия