Ночь с Четверга на Великую Пятницу и Великая Пятница Евангелия собранные воедино святителем Феоаном
Ночь с Четверга на Великую
Пятницу

 

212.
Страдания Господни: моление о чаше

Мф. 26, 36-46;

Мк. 14, 32-42;

Лк. 22, 40-46;

Ин. 18, 1-2.

Потом
приходит Господь Иисус с учениками Своими в
селение, называемое Гефсимания, где был сад, в
который вошел Сам Он и ученики Его. Знал же это
место и Иуда, предатель Его, потому что Господь
Иисус часто собирался там с учениками Своими.

Пришедши на обычное
место в саду, Господь
сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я
пойду и помолюсь там. Молитесь и вы, чтоб не впасть в
искушение.

И взяв с Собою Петра и обоих сынов
Зеведеевых, Иакова и Иоанна, начал скорбеть,
ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя
скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте
со Мною.

А Сам отошел от них немного, как на
вержение камня, и, преклонив колена, пал лицем на
землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его
час сей, говоря:

Отче мой! если возможно, да минует
Меня чаша сия; впрочем, да
будет
, не как Я хочу, но как Ты.

Авва Отче, все возможно Тебе; пронеси
чашу сию мимо Меня; но да
будет
не то, чего Я хочу,
а чего Ты.

Отче! о если бы ты благоволил пронесть
чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя
да будет.

Явился же Ему Ангел с небес и укреплял
Его. И Он, находясь в борении, прилежнее молился; и
был пот Его, как капли крови, падающие на землю.

Встав с молитвы, возвращается Он к
ученикам Своим, находит их спящими от печали и
говорит Петру: Симон! ты спишь? Не мог ты
бодрствовать один час? Потом
и всем
им сказал Он: так ли не возмогли вы и один
час бодрствовать со Мною? Что спите? Встаньте,
бодрствуйте и молитесь, чтоб не впасть в
искушение. Дух бодр, плоть же немощна.

И опять отошедши, в другой раз молился
Он, говоря: Отче Мой! если не может чаша сия
миновать Меня, чтобы Мне не пить ее; да будет воля
Твоя.

И, возвратившись к
ученикам Своим
, опять нашел их спящими; ибо
глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему
отвечать.

И, оставив их, отошел Он опять, и
помолился в третий раз, сказав то же слово.

Затем приходит к ученикам Своим в
третий раз и говорит: вы все еще спите и почиваете?
Кончено. Се, пришел час, и Сын Человеческий
предается в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот,
приблизился предающий Меня.

 

213.
Страдания: Господь предает Себя в руки грешничи

Мф. 26, 47-56;

Мк. 14, 43-50;

Лк. 22, 47-53;

Ин. 18, 3-11.

Между тем как сие происходило в
саду Гефсиманском
, Иуда, взяв отряд воинов и
служителей от первосвященников и фарисеев,
приходит туда с фонарями и светильниками и
оружием. И вот, когда Господь еще говорил
ученикам Своим вышеприведенные
слова
, появился этот народ; один из двенадцати,
называемый Иуда, шел пред ними, а за ним множество
народа, с мечами и кольями, от первосвященников и
книжников и старейшин народных.

Упредив всех,
Иуда подошел к Господу Иисусу, чтобы поцеловать
Его: ибо предатель сей такой дал знак пришедшим с ним: Кого я
поцелую, тот и есть; возьмите Его и ведите
осторожно. Подошедши к Господу Иисусу, он сказал:
Равви! Равви! радуйся, Равви! и поцеловал Его.
Господь Иисус сказал ему: друг, для чего ты здесь?
Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?

Когда потом
подошли и бывшие с Иудою
, Господь, зная все, что
с Ним будет, выступил и сказал им: кого ищете? Ему
отвечали: Иисуса Назорея. Господь Иисус говорит
им: это Я. Стоял теперь с
ними и Иуда, предатель Его. И когда Господь сказал
им: это Я, они отступили назад и пали на землю. И когда поднялись, Он опять
спросил их: кого ищете? Они сказали: Иисуса
Назорея. Господь Иисус отвечал им: Я уже сказал
вам, что это Я. Итак, если Меня ищете, оставьте сих,
учеников Моих, –
отойти свободно: да
сбудется слово, изреченное Им прежде: из тех,
которых Ты дал Мне, Я не потерял никого.

Тогда бывшие с
Иудою
подошли, возложили руки свои на Господа
Иисуса и держали Его.

Бывшие с Господом, видя, к чему идет
дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам
мечом? И вот один из них, Симон Петр, имевший меч,
простерши руку, извлек меч свой и, ударив им
первосвященникова раба, отсек ему правое ухо. Имя
рабу было Малх.

Тогда Господь Иисус сказал: оставьте,
довольно! И, прикоснувшись к уху (ураненного раба), исцелил
его. Петру же повелел: вложи меч твой в ножны, –
возврати его в место его; ибо все, взявшиеся за
меч, мечом погибнут. Неужели Мне не пить чаши,
которую дал Мне Отец? Или думаешь, что Я не могу
теперь же умолить Отца Моего, – и Он представит
Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
Как же сбудется Писание, что так должно быть?

В тот час сказал Господь Иисус к
народу и к собравшимся против Него
первосвященникам и начальникам храма и
старейшинам: как будто на разбойника вышли вы с
мечами и кольями, чтобы взять Меня. Всякий день
бывал Я с вами в храме, с вами сидел Я в храме, уча
каждый день; и вы не поднимали на Меня рук и не
брали Меня. Но теперь ваше время и власть тьмы.

Сие же все было, да сбудутся Писания
пророков.

Тогда воины и тысяченачальник и
служители Иудейские взяли Господа Иисуса и
связали Его.

Ученики же Его, видя сие, все оставили
Его и убежали.

 

214. Господь
в доме Анны

Мф. 26, 57-58;

Мк. 14, 51-54;

Лк. 22, 54;

Ин. 18, 13-24.

Взявшие
Господа Иисуса повели Его из
сада к первосвященникам
.

Один юноша, завернувшись по нагому
телу в покрывало, следовал за Ним. Воины схватили
его, но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.

Ведшие Господа
отвели Его сперва к Анне, ибо он был тесть Каиафе,
который был на тот год первосвященником. Каиафа
этот был тот самый, который подал совет Иудеям,
что лучше одному человеку умереть за народ.

За Господом Иисусом издалеча
следовали до двора первосвященникова Симон Петр
и другой ученик. Ученик же сей был знаком
первосвященнику и вошел с Господом Иисусом во
двор первосвященнический; а Петр остался стоять
вне за дверями. Потом другой ученик, который
знаком был первосвященнику, вышел, и сказал
придвернице, и ввел Петра.

Анна первосвященник спросил Господа
Иисуса об учениках Его и об учении Его. Господь
Иисус отвечал ему: Я говорил явно миру; Я всегда
учил в синагоге и в храме, где все Иудеи сходятся,
и тайно не говорил ничего. Что спрашиваешь Меня?
Спроси слышавших, что Я говорил им; вот, они знают,
что Я говорил.

Когда Он сказал это, один из
служителей, стоявший близко, ударил Господа
Иисуса по щеке, сказав: так-то отвечаешь Ты
первосвященнику? Господь Иисус отвечал ему: если
Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что
ты бьешь Меня?

После сего
Анна послал Господа связанного к
первосвященнику Каиафе.

 

215. Господь
на суде у Каиафы

Мф. 26, 59-68;

Мк. 14, 53-65.

И привели
Господа Иисуса в дом первосвященника Каиафы,
куда собрались и все прочие первосвященники и
старейшины и книжники.

Эти первосвященники и старейшины и
весь синедрион искали лжесвидетельства против
Господа Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не
находили; и хотя много лжесвидетелей приходило,
но не нашли, потому что лжесвидетельства их были
недостаточны.

Наконец пришли два лжесвидетеля и
сказали (один из них говорил):
мы слышали, как Он говорил: могу разрушить храм
Божий и в три дня создать его; (другой лжесвидетель
показывал иначе
): Я разрушу храм сей
рукотворенный, и чрез три дня воздвигну другой
нерукотворенный. Но и такое свидетельство их не
было достаточно.

Тогда первосвященник, встав, стал
посреди и сначала спросил
Господа Иисуса: что же Ты ничего не отвечаешь?
Слышишь, что они против Тебя свидетельствуют? Но
как Господь Иисус молчал и ничего не отвечал, то
первосвященник обратился к Нему с такою речью:
заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли
Христос, Сын Божий, Сын Бога Благословенного?

Господь Иисус говорит ему: ты сказал
– Я; и даже сказываю вам: отныне узрите Сына
Человеческого, сидящего одесную Силы и грядущего
на облаках небесных.

Тогда первосвященник, раздрав одежды
свои, сказал: Он богохульствует! на что еще нам
свидетелей? Вот, теперь вы слышали богохульство
Его! Как вам кажется? Они же все признали Его
повинным смерти и сказали в ответ: повинен есть
смерти. Тогда некоторые начали плевать на Него в
лице Ему и заушать Его; другие же ударяли Его по
ланитам; а иные, закрывая Ему лице, ударяли Его и
говорили: прореки нам, Христос, кто ударил Тебя! и
слуги били Его по ланитам.

(После сего
Господь был выведен на двор и держим под стражею
до утра
.)

 

216. Первое
отречение Петра, по евангелисту Иоанну

Ин. 18, 17-18, 27.

Когда святой Петр введен был
святым Иоанном во двор первосвященнический
,
тут раба придверница говорит Петру: и ты не из
учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет.

Между тем рабы и служители, разведши
огонь, потому что было холодно, стояли и грелись.
Петр также стоял с ними и грелся.

Когда Господь от
Анны перешел к Каиафе, которого дом находился на
том же дворе
, Симон Петр все
еще
стоял вместе с
другими
, и грелся у
разведенного огня
. Тут сказали ему: не из
учеников ли Его и ты? Он отрекся и сказал: нет.

Один из рабов первосвященнических,
родственник тому, которому Петр отсек ухо,
говорит: не я ли видел тебя с Ним в саду? Петр
опять отрекся.

 

217. Второе
отречение Петра, по евангелистам Матфею и Марку

Мф. 26, 69-75;

Мк. 14, 54-72.

Когда Петр, издали
следовавший за Господом,
ведомым
до двора первосвященникова, вошел
внутрь, чтоб видеть конец, и, седши со служителями
на дворе, грелся у огня, пришла туда одна из
служанок первосвященника и, увидев Петра
греющегося и всмотревшись в него, сказала: и ты
был с Иисусом Галилеянином – Назарянином. Но он
отрекся пред всеми, сказав: не знаю и не понимаю,
что ты говоришь. Сказав сие,
он вышел вон на передний двор; и запел петух.

Когда же он выходил за ворота, ведшие на передний двор,
увидела его другая служанка и начала говорить
бывшим тут и стоявшим: и этот из них; и этот был с
Иисусом Назореем. Но Петр опять отрекся с клятвою,
что не знает человека сего.

Немного спустя стоявшие там опять
стали говорить Петру: точно и ты из них, ибо и речь
твоя обличает тебя; ты Галилеянин, и наречие твое
сходно. Он же начал клясться и божиться, что не
знает сего человека, говоря: не знаю человека
сего, о котором вы говорите.

 

218. Третье
отречение Петра, по евангелисту Луке

Лк. 22, 55-62.

После сего Петр опять
возвратился с переднего двора на главный и сел у
огня
. Когда служители сидели среди двора, у
разведенного огня, сидел и Петр между ними. Одна
служанка, увидев его, сидящего у огня и
всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним. Но
Петр отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю
Его.

Немного спустя, другой, увидев его,
сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку:
нет!

Спустя с час времени еще некто
настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо
он Галилеянин. Но Петр сказал тому человеку: не
знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил
он, запел петух во второй раз.

Тогда Господь, по
выходе из синедриона, находившегося тут же на
дворе
, обратившись, взглянул на Петра, и Петр
вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде
нежели пропоет петух дважды, отречешься от Меня
трижды. И, вышедши вон, начал горько плакать.

 

219.
Глумления стражи над Господом

Лк. 22, 63-65.

Люди,
державшие Господа Иисуса, ругались над Ним и били
Его; и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и
спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя? И много
других хулений произносили против Него.

 

Великая Пятница

 

220. Господь
предается Пилату

Мф. 27, 1-2;

Мк. 15, 1;

Лк. 22, 66-71;

      23, 1;

Ин. 18, 28.

Как только
настал день, немедленно поутру собрались
старейшины народа, первосвященники и книжники, и
весь синедрион и составили совещание, чтобы
предать Господа смерти. Они ввели Его в свой
синедрион и сказали: Ты ли Христос, скажи нам. Он
сказал им: если скажу вам, вы не поверите; если же
и спрошу вас, не будете отвечать Мне и не
отпустите Меня. Отныне Сын Человеческий воссядет
одесную Силы Божией.

Они сказали Ему все: итак, Ты Сын Божий?
Он ответил им: вы говорите, что Я Сын Божий. Они же
сказали: какое еще нужно нам свидетельство? Ибо
мы сами слышали из уст Его.

Затем
поднялось все множество их, и, связав Господа
Иисуса, повели Его от Каиафы в преторию[30],
и предали Его Понтию Пилату, правителю.

 

221. Господь
на суде у Пилата

Мф. 27, 11-14;

Мк. 15, 2-5;

Лк. 23, 2-5;

Ин. 18, 28-38.

Было утро, когда привели Господа к
Пилату. Приведшие Его
не вошли в преторию,
чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть
пасху.

Пилат вышел к ним и сказал: в чем
обвиняете вы человека сего? Они сказали ему в
ответ: если бы Он не был злодей, мы не предали бы
Его тебе. Пилат сказал им: возьмите Его вы и по
закону вашему судите Его. Иудеи сказали ему: нам
не позволено предавать смерти никого; да
сбудется слово Иисусово, которое сказал Он, давая
разуметь, какою смертию Он умрет. И начали
обвинять Его, говоря: мы нашли, что Он развращает
народ наш и запрещает давать подать кесарю,
называя Себя Христом Царем.

Тогда Пилат опять вошел в преторию и
призвал Господа Иисуса. Когда Господь стал пред
правителем, и спросил Его правитель: Ты Царь
Иудейский? Господь Иисус отвечал ему: от себя ли
ты говоришь это, или другие сказали тебе о Мне?
Пилат отвечал: разве я Иудей? Твой народ и
первосвященники предали Тебя Мне; что Ты сделал?
Господь Иисус отвечал: Царство Мое не от мира
сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то
служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не
был предан Иудеям; но Царство Мое не отсюда. Пилат
сказал Ему: итак, Ты Царь? Ответствуя ему, Господь
Иисус сказал: ты правду
говоришь, что Я Царь. Я на то родился и на то
пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине.
Всякий, кто от истины, слушает гласа Моего.

Пилат сказал Ему: что есть истина? И,
сказав сие, опять вышел к Иудеям и сказал
первосвященникам и народу: я никакой вины не
нахожу в Нем; ничего виновного не нахожу в этом
человеке. Тогда первосвященники стали обвинять
Господа во многом. Но когда обвиняли Его эти
первосвященники и с ними старейшины, Он ничего не
отвечал.

Тогда говорит Ему Пилат: Ты ничего не
отвечаешь! Не слышишь, сколько свидетельствуют
против Тебя? Видишь, как много против Тебя
обвинений? Но Господь и ему ничего не отвечал ни
на одно слово, так что правитель Пилат весьма
дивился.

Те между тем
настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по
всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места.
Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он
Галилеянин? И, узнав, что Он из области Иродовой,
послал Его к Ироду, который в эти дни был также в
Иерусалиме.

 

222.
Страдания Господни: Господь Иисус у Ирода

Лк. 23, 8-12.

Ирод, увидев
Господа Иисуса, очень обрадовался; ибо давно
желал видеть Его, потому  что
много слышал о Нем и надеялся увидеть от Него
какое-нибудь чудо. И предлагал Ему многие вопросы,
но Он ничего не отвечал ему. Первосвященники же и
книжники стояли и усильно обвиняли Его. Но Ирод
со своими воинами, уничижив Его и наругавшись над
Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к
Пилату. И сделались в тот день Пилат и Ирод
друзьями между собою, ибо прежде были во вражде
друг с другом.

 

223.
Безуспешные усилия Пилата отпустить Господа

Мф. 27, 15-23;

Мк. 15, 6-14;

Лк. 23, 13-23;

Ин. 18, 39-40.

Когда Господь возвратился от
Ирода
, Пилат, созвав первосвященников, и
начальников, и народ, сказал им: вы привели ко мне
человека сего, как развращающего народ; и вот, я
при вас исследовал и не нашел человека сего
виновным ни в чем том, в чем вы обвиняете Его, и
Ирод также, ибо я посылал Его к нему; и ничего не
найдено в Нем достойного смерти. Итак, наказав
Его, отпущу.

А ему и нужно было для праздника
отпустить им одного узника, обычай имел он на
праздник Пасхи отпускать народу одного узника,
которого хотели и о котором просили, того он
отпускал им. И народ, вспомнив об этом, начал
кричать и просить Пилата о том, что он всегда
делал для них. Пилат хотел
обратить это в пользу обвиняемого невинно
и
сказал им в ответ: хотите ли, я отпущу вам Царя
Иудейского? Ибо знал, что первосвященники
предали Его из зависти. И к
самим первосвященникам обратился он с тем же
словом
: есть у вас обычай, чтобы я одного
отпускал вам на Пасху; хотите ли, отпущу вам Царя
Иудейского?

Но тут между
тем, как он сидел на судейском месте, жена его
послала ему сказать: не делай ничего Праведнику
Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за
Него. Этим внимание Пилата
было несколько отвлечено от народа
; и
первосвященники и старейшины успели внушить
народу и возбудили его просить, чтоб отпустил им
лучше Варавву, а Господа Иисуса погубил. Почему, когда Пилат обратился
опять к народу, ожидая ответа
, весь народ
закричал: не Его, но Варавву.

Вараввою же называемый был разбойник,
посаженный в темницу за произведенное в городе
возмущение и убийство и сидевший там с другими
мятежниками, которые во время мятежа сделали
убийство.

Пилат, в
недоумении о таком требовании народа
, еще
спросил их: кого из двух хотите, чтоб я отпустил
вам, Варавву или Иисуса, называемого Христом? Они
опять закричали: Варавву.

Пилат говорит им: что же мне сделать
со Иисусом, называемым Христом? Что хотите, чтобы
я сделал с Тем, Которого вы называете Царем
Иудейским? Они все закричали ему: да будет распят!
распни Его! казни Его, а Варавву отпусти нам!

Пилат снова возвысил голос, желая
отпустить Господа Иисуса. Но они еще сильнее
закричали: распни, распни Его!

Он в третий раз сказал им: какое же зло
сделал Он? Я ничего достойного смерти не нахожу в
Нем. Итак, наказав Его, отпущу. Но они продолжали с
великим криком требовать, чтобы Он был распят.

И превозмог крик их и
первосвященников: Пилат решил быть по прошению
их; отпустил им Варавву, посаженного за
возмущение и убийство в темницу, которого они
просили.

 

224.
Страдания Господни: бичевание

Мф. 27, 27-30;

Мк. 15, 16-19;

Ин. 19, 1-3.

Тогда Пилат
взял Господа Иисуса и велел
воинам
бить Его. Воины правителя, взяв Его,
отвели внутрь двора претории и собрали на Него
весь полк. Раздев Его, они надели на Него
багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили
Ему на голову, и дали Ему в правую руку трость, и,
становясь пред Ним на колени, кланялись Ему,
насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь
Иудейский! били Его по ланитам, и плевали на Него,
и, взявши трость, били Его по голове.

 

225.
Страдания Господни: се, Человек

Ин. 19, 4-12.

После сего Пилат опять вышел
и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтоб вы знали,
что я не нахожу в Нем никакой вины. Тогда вышел
Господь Иисус в терновом венце и в багрянице.
Пилат сказал им: се, Человек! Но когда увидели Его
первосвященники и служители, то закричали:
распни, распни Его!

Пилат говорит им: возьмите Его вы и
распните, ибо я не нахожу в Нем вины. Иудеи
отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему
Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном
Божиим.

Пилат, услышав это слово, больше
убоялся; и опять вошел в преторию, и сказал
Господу Иисусу: откуда Ты? Но Господь Иисус не дал
ему ответа. Пилат говорит Ему: мне ли не отвечаешь?
Не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и
власть имею отпустить Тебя? Господь Иисус
ответил: ты не имел бы надо Мною никакой власти,
если бы не было дано тебе свыше; посему более
греха на том, кто предал Меня тебе.

С этого времени Пилат
искал отпустить Его. Иудеи же кричали: если
отпустишь Его, ты не друг кесарю. Всякий, делающий
себя царем, противник кесарю.

 

226.
Страдания Господни: осудительный приговор

Мф. 27, 24-26;

Мк. 15, 15;

Лк. 23, 25;

Ин. 19, 13-16.

Пилат, услышав
слово сие, вывел вон Господа Иисуса и сел на
судилище, на месте, называемом Лифостротон[31],
а по-еврейски Гаввафа.

Тогда была пятница пред Пасхою, и час
шестый.

И сказал Пилат
Иудеям: се, Царь ваш! Но они закричали: возьми,
возьми, распни Его! Пилат говорит им: Царя ли
вашего распну? Первосвященники отвечали: нет у
нас царя, кроме кесаря.

Пилат, видя, что ничто не помогает, но
волнение увеличивается, взял воды и, умыв руки
пред народом, сказал: неповинен я в крови
Праведника Сего; смотрите сами. Весь народ,
ответствуя ему, сказал: кровь Его на нас и на
чадах наших.

Тогда наконец Пилат, желая сделать
угодное народу, предал Господа в их волю, на
распятие.

 

227. Шествие
на Голгофу

Мф. 27, 31-32;

Мк. 15, 20-21;

Лк. 23, 26-32;

Ин. 19, 16-17.

И воины, взяв
Господа, сняли с Него багряницу, и одели Его в
собственные одежды Его, и повели Его на распятие.

И, неся крест Свой, вышел Он на место,
называемое Лобное, по-еврейски Голгофа.

И когда воины вели Его, то на пути,
выходя из города, встретили некоего Симона
Киринеянина, отца Александрова и Руфова, шедшего
с поля. Захватив его, они возложили на него крест
Господа Иисуса, заставили нести его за Ним.

И шло за Господом великое множество
народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.
Господь же Иисус, обратившись к ним, сказал: дщери
Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о
себе и детях ваших. Ибо приходят дни, в которые
скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие,
и сосцы непитавшие. Тогда начнут говорить горам:
падите на нас! и холмам: покройте нас! Ибо если с
зеленеющим деревом делают это, то с сухим что
будет?

Вели с Ним на смерть и двух злодеев.

 

228.
Страдания Господни: распятие Господа

Мф. 27, 33-39;

Мк. 15, 22-27;

Лк. 23, 32-38;

Ин. 19, 18-24.

Привели наконец Господа на Голгофу,
на так называемое Лобное место, и дали Ему пить
уксуса, смешанного с желчью; но Он, отведав, не
хотел пить; давали Ему вина со смирною, но Он и этого не принял.

После того
распяли Господа Иисуса.

Был час третий, как распяли Его. С Ним
распяли и двух злодеев разбойников, одного по
правую, а другого по левую сторону Его, и посреди
Господа Иисуса. И сбылось слово Писания: и к
злодеям причтен (Ис. 53, 12).

И была над Ним надпись вины Его. Пилат
написал сию надпись и велел утвердить ее на
кресте. Написано же было: Сей есть Иисус Назорей,
Царь Иудейский; и написано по-еврейски, по-гречески
и по-римски. Сию надпись читали многие из Иудеев;
потому что место, где был распят Господь Иисус,
было недалеко от города. Первосвященники же
Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский,
но что Он Сам говорил: Я Царь Иудейский. Пилат
отвечал: что я написал, то написал.

Воины, распявшие Господа Иисуса,
когда распяли Его, взяли одежды Его и разделили,
сделав четыре части, каждому воину по части, и
хитон. Разделив же на части одежды Господа, они
кинули жребий о них, кому что взять. Хитон был не
сшитый, но весь тканый сверху донизу. Воины
и сказали друг другу: не станем раздирать его, а
бросим о нем жребий, чей будет, кому достанется.
Да сбудется реченное в Писании: разделили ризы
Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий (Пс
21, 19). Так поступили воины; и, седши, стерегли Его
там.

 

229. Семь
слов Господа со Креста: первое – молитва о
распинателях

Мф. 27, 39-43;

Мк. 15, 29-32;

Лк. 23, 34-35.

Пред крестом стоял народ и
смотрел. Проходившие злословили Его, качая
головами своими и говоря: Э! разрушающий храм и в
три дня созидающий! Спаси Себя Самого. Если Ты Сын
Божий, сойди со креста. Насмехались и начальники
с ними; подобно и первосвященники с книжниками и
старейшинами и фарисеями, насмехаясь, говорили
друг другу: других спасал, а Себя не может спасти!
Пусть спасет Себя Самого, если Он Христос,
избранный Божий. Христос, Царь Израилев! Если Он
Царь Израилев, пусть теперь сойдет со креста,
чтоб мы видели; и мы уверуем в Него. Он уповал на
Бога; пусть теперь избавит Его Бог, если Он угоден
Ему. Ибо Он сказал: Я Сын Божий. Также и воины
ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и
говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого.

Видя все сие и
слыша
, Господь Иисус сказал: Отче! прости им;
ибо они не знают, что делают.

 

230. Второе
слово со Креста – к благоразумному разбойнику

Мф. 27, 44;

Мк. 15, 32;

Лк. 23, 39-43.

Также и из
разбойников, распятых с Господом, один поносил
Его и злословил, говоря: если Ты Христос, спаси
Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и
говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам
осужден на то же? И мы осуждены
справедливо, потому что достойное по делам нашим
приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал
Господу Иисусу: помяни меня, Господи, когда
приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Господь
Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь ты со
Мною в раю.

 

231. Третье
слово – к Матери Божией и Иоанну

Ин. 19, 25-27.

При Кресте
Господа Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери
Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Господь
Иисус, увидев Матерь и ученика, которого любил,
тут стоящего, говорит Матери Своей: Жено! се, сын
Твой! Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с
этого времени ученик сей взял Ее к себе.

 

230. Тьма;
четвертое слово 
воззвание к Богу Отцу

Мф. 27, 45-47;

Мк. 15, 33-35;

Лк. 23, 44-45.

Было около
шестого часа дня; в шестом же часу сделалась тьма
по всей земле и продолжалась от шестого часа до
девятого; и померкло солнце.

В девятом часу возопил Господь Иисус
громким голосом, говоря: Илú, Илú! Елоú, Елоú! ламмá
савахфанú? Что значит: Боже мой, Боже мой! для чего
Ты Меня оставил?

Некоторые из стоявших там, слыша это,
говорили: вот, Илию зовет Он.

 

233. Пятое
слово: жажду!

Мф. 27, 48;

Мк. 15, 36;

Ин. 19, 28-29.

После сего
Господь Иисус, зная, что уже все совершилось, да
сбудется Писание, говорит: жажду. Тут стоял сосуд,
полный уксуса. И тотчас один из воинов подбежал,
напоил губку уксусом и, наложив на трость, поднес
к устам Его, давал Ему пить. А другие говорили:
постойте; посмотрим, придет ли Илия снять Его,
спасти Его.

 

234. Шестое
слово: совершишася

Ин. 19, 30.

Когда вкусил
Господь Иисус уксуса, сказал: совершилось!

 

235. Седьмое
слово: Отче! в руце Твои предаю Дух Мой; и смерть

Мф. 27, 50;

Мк. 15, 37;

Лк. 23, 46;

Ин. 19, 30.

Наконец
Господь Иисус, возгласив громким голосом, сказал:
Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сказав сие,
преклонил главу и испустил дух, предав его Богу Отцу.

 

236.
Знамения по смерти Господа

Мф. 27, 51-54;

Мк. 15, 38-39;

Лк. 23, 45-48.

И се, завеса в
храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля
потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись;
и многие телеса усопших святых воскресли; и,
вышедши из гробов по воскресении Его, вошли во
святый град и явились многим.

Сотник, стоявший напротив Его, увидев,
что Он, так возгласив, испустил дух, и видев
происходившее затем, прославил Бога и сказал:
истинно человек сей был Праведник, был Сын Божий.

И не только
сотник
, но и те, которые с ним стерегли Господа
Иисуса, видя землетрясение и все бывшее,
устрашились весьма и тоже
говорили: воистину Он был Сын Божий.

И весь народ, сошедшийся на сие
зрелище, видя происходившее, возвращался, бия
себя в грудь.

 

237.
Искренние Господа при Кресте

Мф. 27, 55-56;

Мк. 15, 40-41;

Лк. 23, 49.

Были тут и
знавшие Господа, и многие жены, которые следовали
за Ним из Галилеи, служа Ему. Межд ними была Мария
Магдалина, и Мария, мать Иакова меньшего и Иосии,
и мать сынов Зеведеевых, Саломия, которые и тогда,
как Он был в Галилее, следовали за Ним и служили
Ему, и другие многие. Они вместе с Ним пришли в
Иерусалим, и теперь стояли вдали, и издали
смотрели на все происходившее.

 

238.
Прободение бедра

Ин. 19, 31-37.

Как тогда была
пятница, то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте
в субботу, – ибо та суббота была день великий, –
просили Пилата, чтобы перебить у них голени и
снять их.

Итак, пришли воины, и у первого
перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но,
пришедши к Господу Иисусу, как увидели Его уже
умершим, не перебили у Него голеней, но один из
воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла
кровь и вода.

И видевший засвидетельствовал, и
истинно свидетельство его; он знает, что говорит
истину, дабы вы поверили. Ибо сие произошло, да
сбудется Писание: кость Его да не сокрушится (Исх.
12, 10, 46). Также и в другом месте
Писание говорит: воззрят на Того, Которого
пронзили (Зах. 12, 10).

 

239.
Положение во гроб

Мф. 27, 57-60;

Мк. 15, 42-46;

Лк. 23, 50-54;

Ин. 19, 38-42.

Посем, как уже
настал вечер, – поелику это была пятница, то есть день пред субботою, –
некто человек богатый, именем Иосиф из Аримафеи,
города Иудейского, человек добрый и правдивый,
знаменитый член совета, не участвовавший, однако
ж, в совете и деле их против
Господа
, который и сам ожидал Царствия Божия и
учился у Господа Иисуса, будучи учеником Его,
хотя тайным из страха от Иудеев, – он, пришедши к
Пилату, возымел дерзновение войти к нему и просил
позволение снять тело
Иисусово.

Пилат удивился, что Он уже умер, и,
призвав сотника, спросил его: давно ли умер? И,
узнав от сотника, приказал отдать тело Иосифу.

Иосиф пошел и, купив плащаницу[32],
снял тело Иисусово.

Пришел также и Никодим, приходивший
прежде к Господу Иисусу ночью, и принес состав из
смирны и алоя, литр около ста[33].

Итак, они взяли тело Господа Иисуса и
обвили его плащаницею чистою и пеленами с
благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи.

На том месте, где распят был Господь
Иисус, был сад, и в саду гроб новый, высеченный
Иосифом в каменной скале, в котором еще никто не
был положен. Там они положили Господа Иисуса,
ради пятницы Иудейской, потому что гроб был
близко; и, привалив камень к дверям гроба,
удалились.

День тот был пятница, и наступала
суббота.

 

240. Жены –
свидетельницы положения во гроб

Мф. 27, 61;

Мк. 15, 47;

Лк. 23, 55.

За Иосифом и Никодимом к месту
погребения
последовали и были там также
некоторые жены, пришедшие с Господом Иисусом из
Галилеи, – Мария Магдалина и другая Мария,
Иосиева, (Иоанна, Саломия и другие). Они сидели
против гроба и смотрели, где полагали Господа,
где и как полагалось тело Его.

Возвратившись в
город
, некоторые из них приготовили благовония
и масти; и в субботу оставались в покое по
заповеди.

 

241.
Погибель Иуды

Мф. 27, 3-10.

Иуда,
предавший Господа, увидев, что Он осужден, и
раскаявшись, возвратил тридцать сребреников
первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил
я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что
нам до того? Смотри сам.

И, бросив сребреники в храме, он вышел,
пошел и удавился.

Первосвященники, взяв сребреники,
сказали: непозволительно положить их в
сокровищницу церковную, потому что это цена
крови. Сделав же совещание, купили на них землю
горшечника, для погребения странников. Посему и
называется земля та «землею крови» до сего
дня.

Тогда сбылось реченное чрез пророка
Иеремию, который говорит: и взяли тридцать
сребреников, цену Оцененного, Которого оценили
сыны Израиля, и дали их за землю горшечника, как
сказал мне Господь (Зах. 11, 12, 13).