Апостол и евангелист Иоанн, названный Богословом, был сыном галилейского рыбака Заведея и Саломии. Родиной Иоанна Богослова была Вифсаида. Родители его были люди благочестивые, жившие ожиданием Мессии, еще в отрочестве они обучили Иоанна Моисееву закону. Святой Иоанн с детства помогал отцу в его трудах по рыболовству и торговле. Заведей обладал некоторым состоянием, имел работников и был не малозначительным членом иудейского общества. Мать Иоанна, Саломия, согласно преданию – дочь святого Обручника Иосифа, которая упоминается в числе жен, служивших Господу своим имуществом. Товарищами и единомышленниками Иоанна были жители той же Вифсаиды, святые братья Петр и Андрей, впоследствии также святые Апостолы. Они вместе слушали проповедь Иоанна Крестителя и стали его учениками, хотя не оставляли еще ни своего дома, ни своих занятий. Услышав свидетельство Иоанна Крестителя о Христе, как об Агнце Божием, берущем на Себя грехи мира, Иоанн Богослов вместе с Андреем Первозванным последовал за Спасителем (Ин. 1:35-40). Однако, постоянным учеником Господа Иоанн Богослов стал позже, после чудесного улова рыб на Геннисаретском (Галилейском) озере, когда Спаситель Сам призвал его вместе с его братом Иаковом (Мф.4:21; Мк.1:19). Вместе с Петром и братом Иаковом апостол Иоанн удостоился особенной близости к Спасителю, он находился при Нем в самые важные и торжественные минуты Его земной жизни. Апостол Иоанн присутствовал при воскрешении дочери Иаира (Мк.5:37; Лк.9:51), видел преображение Господа (Мф.17:1; Мк.9:2; Лк.9:28), слышал беседу о знамениях Его второго пришествия, был свидетелем Его Гефсиманской молитвы (Мк.14:33). Во время Тайной вечери апостол Иоанн припадал к груди Иисуса (Ин. 13:25). Церковная традиция единодушно отождествляет Иоанна Богослова с учеником, «которого любил Иисус». «Грудь» по-церковнославянски – «перси», вероятно, отсюда происходит наименование Иоанна Богослова наперсником Спасителя, в последствие это слово становится нарицательным для обозначения человека, особенно кому-либо близкого.

Апостолу Иоанну Богослову были свойственны спокойствие и глубина созерцания в сочетании с горячей верностью, нежная и безграничная любовь с пылкостью и даже некоторой резкостью. Из кратких указаний Евангелистов видно, что он обладал в высшей степени пылкой натурой, сердечные порывы его иногда доходили до такой бурной ревности, что Иисус Христос вынужден был успокаивать их, как несогласные с духом нового учения: Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение (Лк. 9, 54 — 56) Апостол Иоанн Богослов был одним из первых свидетелей Воскресения Спасителя. А после Вознесения Господня мы часто видим апостола Иоанна вместе с апостолом Петром. Наряду с ним он считается столпом Церкви (Гал. 2:9) и большую часть времени пребывает в Иерусалиме. Верный завещанию Господа, он заботился о Пречистой Деве Марии, как самый преданный сын, и только после Ее Успения начинает проповедовать в других странах. Согласно преданию, после Успения Божией Матери апостол Иоанн, по выпавшему ему жребию, направился в Эфес и другие Малоазийские города для проповеди Евангелия, взяв с собой своего ученика Прохора. Они отправились в путь на корабле, который потерпел крушение во время сильной бури. Все участники плавания кроме Иоанна Богослова через некоторое время были волнами выброшены на берег, он же, проведя в морской пучине около двух недель, чудесным образом был найден Прохором на берегу недалеко от города Эфес живым и невредимым. Находясь в городе Эфесе, апостол Иоанн непрестанно проповедовал язычникам учение Христа. Проповедь его сопровождалась многочисленными и великими чудесами, так что число уверовавших увеличивалось с каждым днём. Шли годы, все апостолы из двенадцати уже приняли мученическую смерть за свою веру, только апостол Иоанн оставался в живых и продолжал проповедовать. При императоре Домициане (81-96 гг.) апостол Иоанн был вызван в Рим, как единственный оставшийся в живых апостол, и по приказанию этого гонителя христиан был приговорен к смертной казни. Апостол выпил предложенную ему чашу со смертельным ядом и остался живым, по словам Христа перед Вознесением: «и если что смертоносное выпьют, не повредит им» (Мк. 16:18), затем брошен в кипящее масло, но сила Божия и тут сохранила его невредимым. После этого апостола Иоанна сослали в заточение на полупустынный остров Патмос в Эгейском море, где он прожил много лет. Его проповедь, сопровождавшаяся многими чудесами, привлекла к нему всех жителей острова: он обратил в христианство большую часть его жителей, изгнал бесов из языческих храмов, исцелил многих больных. Евангелие от Иоанна издревле называли духовным, в нем преимущественно, по сравнению с первыми тремя, содержатся беседы Господа о глубочайших истинах веры — о воплощении Сына Божия, о Троице, об искуплении человечества, о духовном возрождении, о благодати Святого Духа и о Причащении. Иоанн с первых слов Евангелия возносит мысль верующего на высоту божественного происхождения Сына Божия от Бога Отца: «В начале было Слово и Слово было к Богу и Бог был Слово» (Ин. 1:1). Цель написания своего Евангелия апостол Иоанн выражает так: «Сие написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20:31). Кроме Евангелия и Апокалипсиса, апостол Иоанн написал три послания, которые вошли в состав новозаветных книг, как Соборные (то есть окружные послания). Главная мысль в его посланиях — христианам надо научиться любить: «Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога; кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1 Ин. 4:7-8). Являясь для окружающих примером любви, апостол Иоанн заповедал всем христианам любить Господа и друг друга, и этим исполнить закон Христов. Апостол любви — так именуется святой Иоанн, так как он постоянно учил, что без любви человек не может приблизиться к Богу и угодить Ему. Любовь является главной особенностью духовного облика апостола Иоанна Богослова. Весь жизненный путь апостола — служение Любви. В последние годы своей жизни Апостол говорил только одно наставление: «Дети, любите друг друга». Ученики спросили его: «Почему ты повторяешь одно и то же?» Апостол ответил: «Это самая необходимая заповедь. Если ее исполните, то весь Христов закон исполните». Апостол Иоанн Богослов пережил всех своих собратьев апостолов и скончался уже в начале 2 века, предположительно в возрасте ста пяти лет. До последних дней своей жизни он собирал вокруг себя учеников и передавал им основы учения Христова. Обстоятельства смерти апостола Иоанна необычны и даже загадочны. По настоянию апостола Иоанна семь самых близких его учеников похоронили его в крестообразной могиле, причем живым: «…привлеките матерь мою землю, покройте меня!» Когда остальные ученики услышали эту историю, и решили раскопать место захоронения учителя, могила оказалась пустой. Это событие как бы подтвердило предположение некоторых христиан, что апостол Иоанн не умрет, а останется жить до Второго пришествия Христова и обличит Антихриста. Поводом же к возникновению такого предположения послужили слова, сказанные Спасителем незадолго до Его вознесения. На вопрос апостола Петра, что будет с апостолом Иоанном, Господь ответил: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду (второй раз), что тебе до того, ты иди за Мной». Апостол Иоанн замечает в своем Евангелии по этому поводу: «И пронеслось это слово между братьями, что ученик тот не умрет» (Иоан. 21:22-23).

[spoiler title=»ЯВЛЕНИЯ И ЧУДЕСА СВЯТОГО ИОАННА» icon=»chevron»]И в греческой Синаксари, и в русских Житиях Святых святителя Димитрия Ростовского описаны случаи явлений святого апостола Иоанна Богослова и его помощи людям. Догмат о Святой Троице Первое из известных нам явлений святого апостола Иоанна относится к третьему веку. Святой апостол Иоанн явился преподобному Григорию Неокесарийскому Чудотворцу († 270). Преподобный Григорий был современником святой Макрины, бабушки святителей Василия Великого и Григория Нисского. Во времена святого Григория Чудотворца возникли ереси Савелия и Павла Самосатского.4 Они еще не были осуждены церковным собором, и преподобный Григорий, глубоко обеспокоенный, молился о вразумлении, чтобы суметь разобраться в этих учениях и отличить истину от заблуждений. Однажды ночью ему явились Пресвятая Богородица и святой апостол Иоанн Богослов в облачении епископском. Они пришли в сиянии Божественного света, и Матерь Божия, показывая на Григория, попросила святого апостола Иоанна научить его, как следует исповедовать тайну Святой Троицы. Преподобный Григорий, как некогда Прохор, собственноручно записал те слова, что продиктовал ему святой апостол Иоанн. По свидетельству святителя Григория Нисского, оригинал этой записи потом долгие годы хранился Неокесарийской Церковью. Это исповедание принимали как истинное отцы-каппадокийцы, святитель Василий Великий, святитель Григорий Назианзин и святитель Григорий Нисский, оно вошло в ранний перевод работы Евсевия “История Церкви”, написанной в четвертом веке. Его одобрил Пятый Вселенский Собор 523 года. Вот текст этого откровения: Един Бог, Отец Слова Живаго, Премудрости ипостасной и Силы и Образа вечнаго, совершенный Родитель Совершеннаго, Отец Сына Единородного. Един Господь, единый от единого, Бог от Бога, Начертание и Образ Божества, Слово действенное, Премудрость, объемлющая состав всего, и зиждительная Сила всего сотвореннаго, истинный Сын истиннаго Отца, Невидимый Невидимаго, и Нетленный Нетленнаго и Бессмертный Бессмертнаго и Вечный Вечнаго. И един Дух Святый, от Бога имеющий бытие и чрез Сына явившийся [т.е. ­людям], Образ Сына, Совершенный Совершеннаго, Жизнь, Виновник живущих, [Источник святый], Святость, Податель освящения, в Нем же является Бог Отец, сущий над всем и во всем, и Бог Сын, который чрез все. Троица совершенная, славою и вечностью и царством неразделяемая и неотчуждаемая. Посему нет в Троице ничего ни сотвореннаго или служебнаго, ни привнесеннаго, как бы прежде не бывшаго, потом же привзошедшаго; ибо ни Отец никогда не был без Сына, ни Сын без Духа, но непреложна и неизменна — всегда та же Троица.   Молодой Иконописец Второй случай взят из Пролога. В одном малоазийском городе жил молодой христианин, в обязанности которого входил уход за гусями. У ворот города висела икона святого апостола Иоанна Богослова, и юноша каждый день проходил мимо нее утром и вечером со своими гусями. В простоте сердца он решил попытаться нарисовать подобную икону и долго пытался это сделать, рисуя ее на песке, но все его долгие попытки не увенчались успехом. Однажды, когда юноша пас гусей, к нему подошел незнакомый человек и, узнав о его желании написать икону, дал ему рекомендательное письмо к константинопольскому придворному иконописцу с просьбой обучить его иконописи. Юноша отправился в Константинополь и под невидимым руководством святого Иоанна вскоре превзошел своего учителя в иконописном искусстве. Это, по-видимому, очень древняя история, поскольку святой ­апостол Иоанн, как и святой апостол Лука, издревле считается покровителем иконописцев. Например, в учебниках иконописи семнадцатого века мы находим следующую молитву апостолу Иоанну: О Святый апостоле и евангелисте Иоанне Богослове! Ты, припадавший ко Христу на Тайной Вечере, даруй мне знание и помоги писать богоугодно, как ты помог тому пастуху, что чертил на песке твой образ. По сведениям, содержащимся в “Великом Синаксари”, “Житиях Святых” святителя Димитрия Ростовского и даже житиях более поздних святых, было много случаев, когда святой апостол Иоанн являлся, иногда вместе с Пресвятой Богородицей, чтобы оказать помощь или дать совет. Он приходил, например, к святителю Иоанну Златоусту (память 13 ноября), святителю Григорию Паламе (14 ноября), преподобному Авраамию Ростовскому (29 октября), старцу Матфею (12 апреля) (см. в житии святого Афанасия Эгинского) и преподобному Серафиму Саровскому (2 января), которому, как и любимому ученику святого апостола Иоанна, при крещении было дано имя Прохор. С жизнью святителя Иоанна Златоуста связано два случая явления святого апостола Иоанна Богослова. В первый раз апостол Иоанн Богослов поведал праведному иноку Исихию, что Златоуст станет избранным храмом Святого Духа и послужит делу спасения и освящения людей. В конце жизни сам святитель Иоанн Златоуст удостоился посещения апостола Иоанна Богослова. Апостол ­известил его о скорой кончине и о том, что перед ним откроются врата рая. В явлении святителю Григорию Паламе Иоанн Богослов ­сказал: “Волею Владычицы Богородицы, отныне я непрестанно буду с ­тобой”. В житии преподобного Авраамия Ростовского говорится, что святой апостол Иоанн пришел к нему и дал ему свой посох, чтобы сокрушить языческого идола Велеса в городе Ростове и разбить его в прах. В житии святого Афанасия Эгинского есть следующий эпизод: благочестивому старцу Матфею, построившему обитель для святой Афанасии с сестрами, святой апостол Иоанн Богослов явился во время литургии. Двое сослуживших Матфею священников также видели святого апостола Иоанна. Однажды в Саровском монастыре тяжело заболел водянкой и на три с половиной года оказался прикован к постели послушник Саровского монастыря Прохор, будущий преподобный Серафим. Он чувствовал, что скоро умрет, но после принятия Святых Христовых Таин сподобился видения Матери Божией, святого Иоанна Богослова и святого апостола Петра. Матерь Божия сказала остальным: “Сей от рода нашего” и исцелила его. Св. апо­стол Иоанн Богослов являлся и праведникам двадцатого ве­ка, в том числе отцу Николасу Планасу и молодой монахине Магдалине из обители святого Иоанна Богослова в Афинах. Она болела раком, и явившиеся ей Богородица, святой апостол Иоанн Богослов и святитель Нектарий Эгинский исцелили ее.  [/spoiler] [spoiler title=»Слово в день памяти Иоанна Богослова и святителя Тихона» icon=»chevron»]Во имя Отца и Сына и Святаго Духа! Если я говорю языками человечес­кими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто… А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше (1 Кор. 13, 1-2, 13). Други наши, сегодня день преставле­ния святого апостола и евангелиста Иоан­на Богослова и сегодня же день прослав­ления святителя Тихона — Патриарха Московского и всея России. Святая Церковь празднует память апо­стола и евангелиста Иоанна Богослова три раза в году, и память о нем всегда неиз­менно согревает души наши. Долго, очень долго он один был власти­телем нашего внимания и любви в этот день, 26 сентября. Но вот три года назад Промысел Божий властно поставляет рядом с апостолом любви еще одного своего избранника — Первосвятителя, Патриарха Московского и всея России Тихона. Про­славление Первосвятителя, состоявшееся именно в этот день, и память о нем, ожив­шая обретением нетленных его мощей, вли­ваются в мощный поток церковной памя­ти, хранящей волей Божией предания о каждом человеке, жившем Богом, жившем Церковью, и особо поставляющей на свещ-нице праздников церковных имена тех, кто во всей полноте исполнили жизнью своей волю Божию и учение Божие. Итак, две свечи горят ныне в Церкви нетленным Фаворским светом, освещая и нам своей жизнью путь к небу. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов — первое звено в неразрывной цепи благодатного преемства от Самого Господа Иисуса Христа в I веке христианства, и звено последнее — святитель-мученик Тихон, на двадцать столетий удаленный от дней пребывания Христа Спасителя на земле. И не возникнет ли у нас вопрос, почему так соединил Господь двух избранников Своих здесь, на земле? Не единым ли сердцем, не единым ли умом жили они, хотя в разное время и в разных условиях, не единое ли дело исполнили, живя на земле, чтобы соединиться и в вечности и на земле в памяти людей. Посмотрим пристальнее на жизнь их и почерпнем из источника приснотекущего живую воду, дающую бессмертие душе. Апостол Иоанн чистотой девственной души своей так возлюбил Господа, что никакие земные привязанности не отяготили его в жизни. Он отдал Богу сердце свое, полное ароматов чистой и святой любви только к Нему. Совсем юным он оставил дом отца своего, рыбаря Зеведея, и откликнулся на проповедь Предтечи Христова, призывающего людей Божиих приготовить путь Господу: «…прямыми сделайте стези Ему…» (Ак. 3, 4). Юный Иоанн сам встал на этот путь в ожидании Грядущего за Крестителем, Который «…будет крестить вас [людей] Духом Свя­тым и огнем…» (Мф. 3, 11). И вот святой Иоанн Предтеча указывает ученикам своим Некоего и говорит им: «…вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира…» (Ин. 1, 29). И, послушный слову девственника-учителя, девственник-ученик оставляет Иоанна Предтечу, чтобы идти за Величайшим Девственником и Учителем и Спасителем своим. Последовал Иоанн за Христом, все оставив ради Него: и дом родной, и отца, и мать, и тихую, спокойную жизнь рыбаря, — он пошел по бурному житейскому морю неведомым доселе путем в неведомую обетованную землю — в Царство Небесное. Так в I веке в присутствии Христа загорелось сердце Иоанна. Но не так же ли загорелось сердце юного Василия Белавина в далекой от Израиля стране, холодной России, через девятнадцать столетий, прошедших со времени подвига Спасителя и трудов Иоанна Богослова. Тринадцати лет Василий оставляет отчий дом ради учебы в духовной семинарии, ибо уже в родительском доме уязвилось юное сердце любовию ко Христу, к заповедям Его, к Его Церкви. И шутливо-уважительное прозвище — Архиерей, данное ему семинаристами, пророчески зрит жизненный путь праведника в самом его начале. И как Иоанн отдал Богу сокровище нерасхищенное — девственное сердце свое, так и Василий принес тот же дар Богу. И с любовью, как дар святой, принял Христос преданность юных сердец. От полноты Своей любви Господь излил в их сердца неиссякаемый источник живой действенной любви. А они, достигнув в любви совершенства, смогли освещать и согревать ею и дальних, и ближних. Любовь Иоанна Богослова прошла сквозь века, а любовь святителя Тихона воссияла нам от гроба. В свое время возлюбил Иоанн Христа всею душою, всецело прилепился к Нему и неотступен был от Него до конца пре­бывания Христа на земле. Это были три года его «академии», где преподавателем стал Сам Божественный Учитель, где живое слово Нового Завета являлось видимым образом. Иоанн Богослов — один из трех — стал свидетелем воскрешения Иисусом дочери Иаира. Иоанн — один из трех великих — узрел славу преобразившегося Христа. Иоанн лежит на персях Спасителя на последней вечери в Сионской горнице, где снедается пасхальный агнец Ветхого Завета, законополагая навеки Христом — Агнцем Божиим — Новый Завет с людьми в Его Крови. Это было время, когда краеугольный камень — Христос — закладывался в основание Святой Православной Церкви. А первые ученики Его стали первыми учителями и апостолами этой Церкви. Сердце ученика, преисполненное любовью, сливается воедино с сердцем Божественного Учителя, и нет тайны, сокровенной от ученика. Вся жизнь Божественного Учителя, все Его дела, вся непостижимая глубина нового учения отверзаются любящему сердцу. И юноша Иоанн за три года пришел в меру возраста Христова, созрел до полного самоотвержения, чтобы жить только в Боге, созрел для служения Богу и людям, созрел для крестного апостольского пути, став для всех всем. Прошел четыре года академии и будущий Патриарх Тихон, тогда еще юноша Василий. И его взросление прошло у ног Спасителя, в лоне Святой Православной Церкви, и он предзрел Господа, «…яко одесную мене есть…» (Пс. 15, 8). И новое уважительное прозвище — Патриарх, полученное им от академических друзей и оказавшееся провидческим, говорит нам об образе его жизни в то время. И Василий воспринял своей чистою и свободною душою любовь Христову. И, согретый ее лучами, он, как и апостол Иоанн, созрел до полного предания себя в волю Божию, созрел до готовности идти туда, куда позовет его Господь, и испить до дна чашу, юже уготовал ему Бог. И он сделал первый свой шаг за Господом на крест, преклонив в двадцать шесть лет выю под три высоких монашеских обета: девства, нищеты и послушания. И родился монах Тихон, для которого началась новая жизнь, с первого и до последнего дня отданная служению Богу, служению Рус­ской Православной Церкви. И через шесть лет он стал уже епископом, и епископство было для него «не сила, почесть и власть, а дело, труд и подвиг». В тридцать один год он стал отцем отцов, любящее Бога сердце его исполнилось любовью и чуткостью к людям, безошибочно увлекая в любовь Божию сердца пасомых. Таково свойство любви. Ведь и по слову апостола евангелиста Иоанна Богослова: «…Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8). Приведу один на первый взгляд незначительный пример из жизни святителя Тихона, только год как вступившего тогда на высокое архиерейское служение. Всего год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы сопровождали святителя Тихона во всю его жизнь. Плакала православная Америка, где и поныне его именуют апостолом Православия; плакал древний Ярославль, плакала Литва, расставаясь с архипастырем, ставшим для них родным отцом. Оба угодника Божия — святой апостол и евангелист Иоанн Богослов и Первосвятитель Тихон — многими болезнями и трудами потрудились «во благовестии Христове». Любовь этих учеников к своему Божественному Учителю оказалась сильнее страха перед врагами. Они так возлюбили Господа, что прошли крестным путем, взошли на крест и распяли себя и жизнь свою. Они жили не для себя, но для Умершего за них и Воскресшего. У Креста Спасителя состраждущим Ему был Иоанн. Только его беспредельно любящему сердцу вручил Спаситель Мать Свою, усыновив его Ей. Любимому ученику — любимую Мать вручает Господь на заботу о Ней и попечение до конца Ее дней. У креста, предлежащего Русской Православной Церкви — Невесты Христовой на земле — поставляется святитель Тихон, принимая в грозные годы безвремения на Руси подвиг патриаршего служения. Любимому ученику — любимую Невесту Свою вручает Господь на заботу о ней и сохранение. А время было такое, когда всё и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и в храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Как слезно плачет новый Патриарх пред Господом за народ свой, за Церковь Божию: «…Господи, сыны Российские оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники, стреляли по храмовым и кремлевским святыням, избивали священников Твоих…» И он же произнес ответ Господа, звучащий в скорбном его сердце в это тяжкое время восшествия на крест: «Иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание… потерявшуюся — отыщи, угнанную — возврати, пораженную — перевяжи… паси их по правде». Пастыря доброго узрел Господь. Да не хватит нам с вами времени, что­бы перечислить все труды и подвиги ныне вспоминаемых святых мужей. Оба они пронесли проповедь Евангелия Христова в самых жестких, страшных условиях, окруженные один — злобой языческого мира, другой — страшной бесовской злобой отпавших от истины новых богоборцев. Гонение Нерона на новую религию подвергло апостола многим мукам: он испивал яд, он горел в котле с кипящим маслом, но оставался невредим. Гонение новых богоборцев XX века подвергло Святейшего Патриарха Тихона мукам несравненным. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: доколе можно уступать безбожной власти? где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад? О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. Повторю слова Патриарха, которые мы все не раз слышали: «Пусть погибнет мое имя в истории, только бы Церкви была польза». Вот мера подвига, вот мера истинного служения. Он идет вослед за своим Божественным Учителем до конца. Жизнь апостола Иоанна истощается. Уже написана изгнанником, созерцающим грозные видения на пустынных скалах Патмоса, последняя пророческая книга о будущих судьбах Церкви и мира. Ослабевший столетний старец, труженик Христов, говорит последнюю проповедь: «Дети, любите друг друга! Это заповедь Господня, если соблюдете ее, то и довольно». Вот все учение, которое преподает от полноты любви догорающий светильник Христов возлюбленный. Подходит к концу подвиг Патриарха-мученика. Льется, льется на Руси кровь мучеников. Истощается и его жизнь. И звучит его завет: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане!., только на камени сем — врачевании зла добром — созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви… и неуловимо даже для врагов будет святое имя ее и чистота подвига ее чад и служителей». «Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему! Не поддавайтесь искушению. Не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!» Христова любовь и незлобие к врагам — последняя проповедь Патриарха. Послушные приказанию учителя Иоанновы ученики живым засыпали его земным прахом. Ближайшие сподвижники Патриарха хоронят своего Первосвятителя-мученика, отшедшего в радость вечности. Проходит мало дней, и Иоанновы ученики, открыв могилу, не обнаружили тела Иоанна. Могила опустела. Торжество любви и девства: дыхание смерти не угасило пламеневшего любовью. Прошло только шестьдесят семь лет, и могила Патриарха-мученика тоже опустела. Святые мощи его даровал Господь России в укрепление ее на предлежащие трудные времена. И как некогда в годину испытания воззвал Господь Спаситель святителя Тихона, так и ныне послал Он его в помощь земной воинствующей Церкви. Вот, други наши! Надеюсь, мне удалось ответить вам на вопрос, почему в один день судил Господь праздновать память двух Своих чад избранных. И кто ныне, вникнув в жизнь двух Божиих людей, живших в I и XX веках, дерзнет теперь сказать, что закон Божий дан не для всех и не на все времена, если они — эти два примера — свидетельствуют нам сегодня, что все всегда возможно верующему и любящему сердцу. Ибо Господь и вчера, и днесь, и навеки Тот же. У ног Его никому не тесно от первого века Его пришествия на землю до последнего. И равные награды ждут работавших Ему в первый час и в последний. Припадем же и мы с вами, возлюбленные мои, чадца Божий, ко Господу, припадем с любовию и мольбою, с верой и надеждой. И не посрамит Господь любви нашей, веру укрепит, надежду оправдает. Не забывайте, дорогие мои, что «…те­перь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше». Аминь.   26 сентября (9 октября) 1992 года Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)  [/spoiler]