Человеку плохо на улице: правда ли, что россияне проходят мимо?

Человеку плохо на улице: правда ли, что россияне проходят мимо?

Вирусный ролик в интернете «Человеку плохо / Russia vs. USA Experiment» набрал более 1,3 млн просмотров на Youtube и активно обсуждается в социальных сетях. Ролик – только жестокий розыгрыш. Но правда ли, что в России все пройдут мимо скорченного от боли человека?

Человеку плохо на улице: правда ли, что россияне проходят мимо?/report-e.com/

Розыгрыш или эксперимент?


Чтобы набрать миллион просмотров за сутки, авторы ролика – два пранкера из Петербурга – столкнули лбами Россию и Америку. Пранк (от английского prank – practical joke) – это розыгрыш, социальный эксперимент, как будут реагировать люди в нестандартных ситуациях. Процесс снимают на скрытую камеру и заставляют человека задуматься: «что бы я сделал на месте героев сюжета?»

Эффект «черно-белого» сравнения бездушных прохожих в Петербурге и отзывчивых в Майями дал ролику сумасшедшую популярность в сети. Видео тех же авторов (а у них десятки роликов) еще ни разу не набирали столько просмотров за сутки (другой ролик-миллионник про драку с девушкой провисел в сети до миллионного просмотра на менее месяца). 

Авторы роликов пишут на своей странице в Youtube: «Проект «Rakamakafo» является исключительно сатирическим и не направлен на разжигание конфликтов. Будьте благоразумны и не пытайтесь найти скрытый смысл там, где его нет. Цель проекта – социальный эксперимент с реальными людьми в реальных условиях».

Героев ролика ставят в стрессовые условия, когда нужно остановить ограбление, принять меры при похищении человека, из чьего-то багажника показывается труп и так далее…

Хорошие шуточки. Может, потому пользователи интернета так возмущены, что каждый чувствует себя на месте «подопытных кроликов»? 

О чистоте эксперимента


Те пользователи социальных сетей, кто не стал ограничиваться лаконичным «стыдно за Россию» или «Все неправда», заметили неполную чистоту эксперимента.

В российском случае место съемок – густонаселенный центр города, а в американском – место для прогулок на набережной в Майями. «Давайте сравним еще Нью-Йоркскую центральную улицу и российскую деревню или хотя бы Ярославль, какой по счету человек подойдет», – предложили пользователи сети.

В психологии это называется «эффект свидетеля» или «синдром Дженовезе» в память о девушке, которую более получаса убивали на глазах у десятков свидетелей, никто из которых даже не позвонил в полицию. Чем больше наблюдателей у кризисной ситуации, тем меньше шанс на помощь. Каждый будет считать, что поможет другой. 

Петербуржцы просто спешили?


Кроме того, что людям свойственно «перекладывать ответственность» на других, важно и то, насколько они спешат. Ряд экспериментов, описанных Малькольмом Гладуэллом, показал, как поведение людей меняется в зависимости от обстоятельств. 

Нам кажется, что добрый и отзывчивый человек поможет всегда, а злой и равнодушный не поможет никогда. Но на самом деле в 90% таких ситуаций на решение влияют обстоятельства. Скажем, если человек торопится на работу, то он не поможет, а если прогуливается или это вечерняя пробежка – то поможет. 

А мы будем считать, что человек помог, потому что добрый, а другой не помог, потому что злой. В психологии это называется «фундаментальная ошибка атрибуции».

В Петербурге прохожие куда-то шли, стремились как можно скорее попасть из пункта А в пункт Б, а не просто гуляли, как в Майями. Напоминает о знаменитом эксперименте, проведенном в семинарии Принстонского университета в 1970 году. 

Исследователи Дарли и Бейтсон разглядели в притче о добром самаритянине фактор, от которого зависит оказание помощи (Darley & Batson, 1973). И священник, и левит были занятыми людьми, у них было немало обязанностей; вполне возможно, что они просто спешили по делам. Самаритянин, занимающий менее заметное положение в обществе, вероятнее всего, был более свободным человеком.

Участниками эксперимента стали студенты Принстонской теологической семинарии. Исследователи предложили им записать на пленку короткие проповеди, причем для половины испытуемых темой проповеди должна была стать притча о добром самаритянине. По дороге в студию им предстояло пройти мимо сидевшего возле дверей мужчины, который кашлял и стонал. 

Почти две трети из тех студентов, которым перед уходом в студию как бы между прочим говорили: «Им еще нужно несколько минут на подготовку, но вам лучше прийти заранее», – остановились, чтобы помочь «пострадавшему». Из тех же, кого провожали в студию словами: «О, вы опаздываете! Вас уже заждались. Поторопитесь», – остановились только 10%. Тема проповеди никак не сказалась на том, кто остановился, а кто нет.

В другом эксперименте, также воспроизводившем ситуацию из притчи, Бейтсон и его помощники направили 40 студентов Университета штата Канзас, участвующих в исследовании, в соседнее здание. Половине сказали, что они опаздывают, половине – что у них достаточно времени. Половине внушили, что их участие жизненно важно для экспериментатора, другой половине – что оно не очень существенно. 

Результат: те, кто шел на встречу, не имевшую принципиального значения, обычно останавливались и помогали. Те, кто опаздывал на очень важное мероприятие, останавливались редко.

Можно ли сказать, что спешащие люди бессердечны? Скорее, они до конца не осознают происходящее, у них просто нет времени вникать в ситуацию. 

Мне помогли! А меня бросили одного!


Конечно, обобщать до уровня «в России не помогают никогда, а в США всегда помогают» – по меньшей мере рискованно. Интернет сразу наполнился воспоминаниями о случаях из личного опыта, и обобщить их можно разве что словами «кому как повезет».

«Я сама, когда упала и сломала руку в гололед, лежала на тротуаре, и через меня спокойно перешагивали люди, делавшие вид, что я неодушевленное препятствие. Дело было в Твери, несколько лет назад», – вспоминает на Facebook Мария.

«Мне становилось плохо. Один раз подошли и даже скорую вызвали, но далеко не сразу. Не знаю, сколько времени прошло, не засекала, но показалось, что очень долго. А другой раз в метро стало плохо, и я присела на лавочку. Никто не подошел, только женщина-милиционер схватила за плечо и одним рывком подняла на ноги: здесь нельзя лежать… Только когда я сказала, что не пьяная и мне нужен врач, она показала, где медкабинет. Правда, доползла я до него своим ходом», – пишет Юлия.

«Я со сломанной ногой и болевым шоком минут пятнадцать сидела под дождем – никто не подошел. Когда с приступом остеохондроза ловила машину (буквально не могла стоять) – остановился минут через двадцать только один человек. Правда, довез бесплатно в больницу, по пробкам, из-за которых я скорую не могла вызвать», – добавляет Мария.

«Мне стало плохо в электричке, единственное, что сделали граждане, пересели от меня подальше», – это опыт Любови.

«Я упала в переходе и повредила коленку. Дикая боль и от нее прям помутнее в голове, стать не могла. Все шли мимо, никто не помог встать. Услышала из толпы: напилась… Хотя я была совсем юная еще и трезвая, конечно. На работу спешила. Прыгала на одной ноге до трамвая, там просила людей помочь – немного помогли. Дошла еле до работы, оттуда в травму на руках бухгалтер нес (до машины и от машины до врача)», – вспоминает Анна.

Есть и противоположные комментарии.

«В те разы, когда я падала в метро в обмороки, мне даже упасть толком не давали – подхватывали», – говорит Анна. 

«Месяц назад дедушке стало плохо в электричке: суетился весь вагон: посадить (он с сидения упал), дать валидол, вызвать скорую (связь с машинистом не работала – это да – прошла вагона четыре). Люди вывели на ближайшей станции (куда должна приехать скорая), посадили на лавочку», – подтверждает Оксана.

«Я несколько раз видел людей, которым стало плохо в метро. Вокруг них уже стояла толпа сердобольных. На дороге тоже останавливаются, помогают», – вторит Дмитрий.

«Ехал в метро пару недель назад. Мужик передо мной стал шататься и медленно падать. Его тут же подхватили и не дали упасть, уступили ему место и он сел. Видно было, что ему тяжело говорить. Одна женщина дала ему какие-то таблетки от сердца, ему предложили вызвать скорую, он отказался», – сообщает аноним.

«У меня был случай, ехал в автобусе, у одного из пассажиров (полубомжатого вида) началась эпилепсия. Это тот случай, когда не нужно спрашивать, нужна ли помощь, потому что – это и так понятно. Люди сразу, действуя всем инструкциям по урегулированию припадка, ринулись помогать, а водитель тут же направил автобус прямиком в больницу, выпустив перед этим пассажиров, которым не по пути», – добавляет другой.

«Когда у меня на улице стало плохо с сердцем, ко мне за 3 минуты подошло человек 5. А я и виду-то почти не подавал. Не знаю уж, в каком таком страшном городе вы живете», – также анонимный комментарий.

Проблема – в том, что люди не знают, как помочь?


В школах, конечно, есть курсы «основ безопасности жизнедеятельности» или что-то вроде того (названия меняются год от года), но, как правило, российский гражданин понятия не имеет, что делать, если рядом с ним у кого-то случился приступ эпилепсии, инсульт или перелом. 

Может быть, автомобилисты останавливаются чаще пешеходов не только из чувства «колесного братства», но и потому, что в экзамен на получение прав теперь внесены вопросы об оказании первой помощи, и они знают, в каких случаях нужно накладывать жгут, когда класть пострадавшего набок, а когда не прикасаться к нему и ждать врачей?

В любом случае, если у вас нет времени посещать курсы по оказанию первой помощи, стоит хотя бы в интернете ознакомиться с памятками о симптомах и способах помочь при эпилептическом припадке, при обмороке, при передозировке наркотиков, переохлаждении или тепловом ударе, острой аллергической реакции. Один из возможных ресурсов –Первая помощь

Человеку плохо на улице: правда ли, что россияне проходят мимо?/report-e.com/

Что делать, чтобы вам помогли?


Многие отмечают, что стоит кому-то одному подойти и хотя бы наклониться к упавшему, вокруг собирается толпа сочувствующих, и они с радостью выполняют конкретные указания.

Почему до того, как первый человек обратит внимание на потерпевшего, проходит время? Все просто не оценивают ситуацию, как требующую вмешательства, и перекладывают еще даже не ответственность, а само принятие решения «помогать или не навязываться» на других прохожих. Если вы уже включились в ситуацию, вам помогут довести тяжелого мужчину до скамейки и дождутся с вами скорой.

«Будучи еще ребенком 8-10 лет, я с матерью возвращалась из школы. Ее внезапно прихватил приступ радикулита… и она просто сползла, опираясь о дерево, на траву в 50 метрах от остановки автобуса. По малости лет я просто не знала, что делать и как просить о помощи. Но очень хорошо помню, что в течение нескольких минут, которые показались мне вечностью, никто из людей на остановке к нам не подошел и не помог. Только минут через пять подошла женщина, которая знала, что моя мама – учительница в школе, и спросила, что случилось… после этого народ стал подходить и помогать…», – подтверждают закономерность комментарии в интернете.

«Моя мама упала на проезжей части с грудным ребенком на руках. НИКТО не помог. НИ один человек, все торопились перейти улицу», – подтверждает тезисы Бейсона о нехватке времени как главном препятствии к оказанию помощи другой комментатор.

Роллс Джеофф пишет в книге «Классические случаи в психологии» о нескольких простых правилах, которым рекомендуется следовать в тех случаях, когда вам требуется срочная помощь. 

«Прежде всего постарайтесь, чтобы у свидетелей не было сомнений в том, что наблюдаемая ситуация является действительно чрезвычайной и требует их помощи. Например, вы должны дать им ясно понять, что подверглись нападению, а не просто издаете пьяные выкрики. Вам следует подавать сигнал четко и недвусмысленно. 

Вам нужно справиться с эффектом рассеяния ответственности, выбрав конкретного человека, которого вы будете просить о помощи. Гораздо легче игнорировать абстрактное обращение «Помогите!», чем конкретное «Эй, вы, в сером пиджаке, идите сюда, здесь произошло несчастье, и мне нужна ваша помощь. Срочно позвоните в полицию!» 

Вам нужно дать конкретное задание и возложить на человека ответственность за его выполнение. Как только один человек начинает оказывать помощь, социальная норма в экстренной ситуации меняется с «не помогать» на «помогать». 

Если вы не можете решиться подойти к лежащему на земле или скорчившемуся от боли человеку, то, кроме заповедей Спасителя и притчи о милосердном самаритянине, полезно напомнить себе и о «синдроме Дженовезе». На худой случай – и о том, что оставление в опасности и неоказание первой помощи – уголовные статьи, по которым могут быть наказаны не только медики и полицейские, но и любой прохожий.


Александра КУЗЬМИЧЕВА

Check Also

Пункт помощи нуждающимся. Январь 2018.

Пункт помощи нуждающимся. Январь 2018.

О работе в январе пункта помощи нуждающимся. 3 января. За помощью обратились всего двое бездомных …

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru