«12 шагов» – образ жизни

О группах Анонимных Алкоголиков слышали многие, но мало кто имеет о них представление. Чтобы разобраться в этом новом для России явлении, мы встретились с многолетним участником групп Анонимных Алкоголиков. По его словам, в группы Анонимных Алкоголиков приходят не временно, а навсегда. В противном случае человек почти неизбежно снова сорвется и запьет. С одной стороны, Содружество Анонимных Алкоголиков за сотрудничество с Церковью, с другой стороны, является закрытой структурой. Проводятся, правда, и открытые собрания, но на большинстве групп присутствуют только алкоголики; со стороны никого туда не пускают. О своем опыте и Содружестве Анонимных Алкоголиков рассказывает Александр, посещающий группы с 1993 года.

— Александр, как вы пришли в группу Анонимных Алкоголиков?
— В начале девяностых моя жизнь шла под откос. Из-за беспробудного пьянства бросил институт, не работал, сидел на шее матери, устраивал скандалы, постоянно попадал в вытрезвитель. Понимал, что я алкоголик, но не пить не мог. Один раз даже закодировался, но кодирование оказалось еще хуже пьянства: не пил не по свободному выбору, а из страха смерти. Поэтому вскоре я раскодировался и вновь запил. Как ни странно, при такой жизни я искал Бога и даже в 1992 году крестился. Надеялся, что это изменит мою жизнь, но продержался только 10 дней. Не знал, как жить дальше. И вот мама увидела по телевизору рекламу реабилитационного центра и уговорила меня пойти на консультацию. Настроен я был скептически, считал, что это какие-то сектанты хотят нажиться на моей болезни. Думал, сейчас приду и скажу им, какие они плохие, и вообще вылечить меня невозможно. Но вышло иначе – встретил замечательного человека, который рассказал мне свою историю. Многое из его рассказа мне было знакомо по собственному опыту. Придумать такое невозможно, поэтому я не сомневался, что передо мной алкоголик. Но он не пьет и хорошо себя чувствует! Это было самое главное для меня. Он же рассказал мне о программе «12 шагов», объяснил, что Содружество Анонимных Алкоголиков не связано ни с какой сектой, вероисповеданием, политической организацией. Никаких списков, никаких членских взносов… Единственное условие для членов Содружества – желание бросить пить. Такое желание у меня уже было, просто я не знал, как. Стал посещать группы Анонимных Алкоголиков. (Группа Анонимных Алкоголиков – единица Содружества Анонимных Алкоголиков). Это было в 1993 году.

— И с тех пор не пьете?
— Не пил больше года, потом сорвался. Перестал заниматься по программе, посещать группы, так как подсознательно считал, что вылечился. (А на самом деле еще в 50-е годы Всемирная организация здравоохранения признала алкоголизм неизлечимой прогрессирующей смертельной болезнью). Для того, чтобы остановиться, лег в больницу и отдал все деньги матери. Стал ходить на группы. С тех пор не пью уже больше десяти лет.

— В чем заключается метод лечения в группах Анонимных Алкоголиков? Работают ли в группах врачи, психологи, священники? Проводятся ли психотерапевтические или духовные беседы? Применяются ли лекарства?
— Наши группы состоят из алкоголиков. Группу Анонимных Алкоголиков могут организовывать только алкоголики. Наше сообщество – непрофессиональное. Мы сотрудничаем и с врачами, и с Церковью, и с социальными работниками. Группы анонимных алкоголиков организуются и при больницах, и при тюрьмах. Но Содружество не смешивается ни с какой другой организацией. Работаем мы в группах по программе «12 шагов». Шаги программы – определенные действия духовного содержания. Люди не просто изучают эти шаги, но начинают жить по ним. На занятиях групп люди делятся опытом, силами, надеждами, рассказывают о наболевшем, о духовном опыте выздоровления от алкоголизма. Только алкоголик может до конца понять другого алкоголика. Например, я и до прихода сюда встречал много хороших людей, которые сочувствовали мне, хотели помочь, но по-настоящему меня поняли только здесь. Ко мне отнеслись, как к родному человеку.

— Но что именно помогло лично вам преодолеть страсть к спиртному? Просто постоянное общение с товарищами по несчастью? 
— Ценность программы в том, что создаются наиболее благоприятные условия для выздоровления, духовного развития, трезвения, адаптации в обществе. В первую очередь, конечно, нам помогает Бог. Но и человек сам себе помогает. Бог действует через других людей, через ситуацию. Люди, которые находят для себя Высшую Силу — Бога, как они Его понимают, самоопределяются в выборе веры. Кто-то идет в православный храм, кто-то – в другую церковь. Это право каждого. У нас нет никакой пропаганды.

— А если кто-то хочет завязать, устроиться на работу, завести семью, но в его представлении о мире пока нет даже поисков Бога?
— Так тем и замечательна наша программа, что двери открыты всем: верующим, агностикам, атеистам. Почему мы в программе говорим о Боге как о Высшей Силе, как каждый ее понимает? Потому что кого-то даже слово «Бог» может отпугнуть. Мы не беседуем на религиозные темы. Просто если человек хочет выздоравливать, он принимает тот факт, что ему необходимо выполнять определенные рекомендации. А это рекомендации духовного свойства. То есть приходит к нам человек с обыденным сознанием, и через какое-то время пробуждается, просветляется, начинает понимать: да, наверное, Бог есть.
По поводу слова «завязать»… Я не завязывал, а прекратил употребление и не пью только сегодня – 24 часа в сутки, день за днем.

— Расскажите, пожалуйста, по порядку о шагах.
— Первый шаг – мы приняли свое бессилие перед алкоголем и признали, что наша жизнь стала неуправляемой. Лично для меня первый шаг сопряжен с первой заповедью блаженства: «Блаженны нищие духом». Но если остановиться на первом шаге, можно впасть в отчаяние. Чтобы этого не случилось, существует второй шаг. Мы пришли к убеждению, что только сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие. Например, если человек не верит и не хочет верить в Бога, он может за эту высшую силу принять всё, что угодно, ту же группу анонимных алкоголиков. Пока он по-другому не может. Третий шаг является продолжением второго. Мы приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем. Эта формулировка смущает некоторых православных священников и мирян. Но в данном случае имеется в виду только то, что все люди уникальны, у каждого свое общение с Богом. Например, я со своими православными знакомыми часто говорю о Боге. И у всех нас разный опыт общения с Ним, в чем-то разное понимание. А на группах мы занимаемся не религиозными вопросами, а помогаем себе и другим сохранить трезвость. Кто хочет узнать о Боге больше, может пойти в воскресную школу или еще куда-то.
Четвертый шаг – глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения. Это действие совершается на основании опыта первых трех шагов. Также существуют разные методы такой оценки. Вообще вся программа, на мой взгляд, основана на покаянии. Я по-настоящему почувствовал Бога, когда сделал первый шаг и одновременно с ним два следующих. Я не знал, как его делать. Всё время думал, что раз понимаю, значит делаю. На самом деле понимать действие и совершать его – разные вещи. И только когда я понял, что своими силами не могу сделать первый шаг, начал молиться: Господи, помоги, не знаю, как. И еще важный момент. Необходимое условие выздоровления – честность. Прежде всего перед собой. Когда я понял, что этой честности у меня нет, стал просить Господа: Господи, помоги мне не обманывать себя, я и перед этим бессилен. И когда Он помог, я понял, что это дар Божий. И стал просить дать мне веру. Наконец, в критический момент, когда я с похмелья лежал с переломанными ребрами и черепно-мозговой травмой и понимал, что умираю во всех смыслах, я, наконец, признал перед Богом, что сам не могу управлять своей жизнью и в отчаянии обратился к Нему: Господи, если есть на то воля Твоя, то забери меня из этой жизни, потому что я не знаю, как мне жить, или делай со мной, что хочешь. В этот момент произошло чудо — я посмотрел на мир другими глазами, так как почувствовал, что извне в меня вошла сила, которая наполнила меня Верой и Любовью, и понял, что могу не пить.

— Вы сказали, что одновременно совершили три первых шага. Значит, необязательно между шагами должно пройти какое-то время?
— Я вам выскажу свое мнение. Мне кажется, что программа – одно действие. Просто оно условно разделено на 12 шагов.

— То есть его можно совершить в один день?
— Даже в один миг.

— Все 12 шагов?
— Да, но когда человек уже давно в программе. Для того, чтобы мы усвоили навык этих духовных действий, должно пройти какое-то время. На каждом шаге неизбежны ошибки.
Пятый шаг – признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

— В вашем рассказе о «12 шагах» очевидно противоречие: с одной стороны, вы говорите, что программа рассчитана на всех, с другой стороны, в каждом шаге говорится о Боге. 
— О Боге начинает говориться в третьем шаге. А я начинал с первого и пришел к Нему, как я Его понимаю, в третьем. Программа рассчитана на тех, кто хочет идти по этому пути. Некоторые приходят к нам, знакомятся с программой и говорят: нет, это мне не подходит. Пожалуйста, мы никого у себя насильно не задерживаем.

— Правильно я понимаю: если у человека пока нет потребности веры, ему эта программа не подойдет? 
— Я уже говорил, что в нашей программе единственное условие – желание бросить пить, a не, например, обрести веру. С этим человек приходит к нам. Дальше он идет по этой программе, и, если строго следует по этому пути, то обязательно находит Бога.

— Давайте вернемся к шагам. Мы закончили на пятом. 
— Шестой шаг – полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от наших недостатков. В предыдущем, пятом шаге происходит знакомство с самим собой, таким, как есть. Осознаются многие негативные установки. Появляется видение своих недостатков, своих отрицательных черт. Хочется от этого освободиться, но надо быть готовыми к тому, чтобы Бог избавил. Это очень тяжелый труд; можно сказать, вспахивание почвы своего сердца и делание первого шага по отношению ко всем своим недостаткам. Седьмой шаг – смиренно просили Бога исправить наши изъяны. Мы как бы продолжаем шестой шаг, но это уже шаг более глубокого смирения. Восьмой шаг — составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними. Это уже сложнее, потому что своих обидчиков (ведь многие из этих людей принесли мне еще больше вреда, чем я им) надо не только простить, но и встретиться с ними, признать свои ошибки, попросить прощения, возместить ущерб. К этому надо быть готовым. Девятый шаг – лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

— Герой известного фильма «Василий и Василиса» тоже много пил, дебоширил, и однажды в пьяном угаре так стукнул беременную жену, что у нее случился выкидыш. С той поры он жил во флигеле, и простила его жена только перед смертью. Случай довольно распространенный. Наверняка, и к вам приходили люди, избивавшие беременных жен до выкидыша. Как можно возместить такой ущерб?
— Понял ваш вопрос. Никакой ущерб полностью возместить невозможно. Но стремиться к этому… Например, когда я пил, очень много неприятностей доставлял своей маме, воровал у нее деньги, портил ей здоровье. Теперь, наоборот, помогаю ей. Конечно, то, что я натворил в запоях, оставило неизгладимый отпечаток. Но искренне попросить прощения, искренне попытаться возместить – это и есть созидание. Шаг-то уже девятый. В нем нужны мудрость, кротость, смирение, опыт которых нарабатывается и в предыдущих шагах.

— То есть когда человек подходит к девятому шагу, он всеми этими качествами обладает?
— Без этих качеств, я думаю, невозможно делать девятый шаг. В нашей основной книге – «Анонимные алкоголики» — расписаны так называемые условные критерии. Если в тебе этот шаг работает, значит у тебя есть то-то. Вот я вам зачитаю обещания девятого шага: «Если эта фаза нашего развития болезненна для нас, мы будем удивлены, когда половина пути окажется позади. Мы познаем новую свободу и новое счастье. Мы не будем сожалеть о нашем прошлом и вместе с тем не захотим полностью забывать о нем. Мы узнаем, что такое чистота, ясность, покой. Как бы низко мы ни пали в прошлом, мы поймем, что наш опыт может быть полезен другим. Исчезнут ощущения ненужности и жалости к себе. Мы потеряем интерес к вещам, которые подогревают наше самолюбие, и в нас усилится интерес к другим людям. Мы освободимся от эгоизма. Изменится наше мировоззрение, исчезнет страх перед людьми и неуверенность в экономическом благополучии. Мы интуитивно будем знать, как вести себя в ситуациях, которые раньше нас озадачивали. Мы поймем, что Бог делает для нас то, что мы не могли сами делать для себя». Действие девятого шага приводит в такое состояние.

— Если человек сделал девятый шаг, следует ли из этого, что он смиренный, кроткий и мудрый?
— Да, благодаря программе у меня начал появляться и такой опыт. Но полностью сделать девятый шаг невозможно, как и все остальные шаги, кроме первого. Их надо делать всю жизнь, каждый раз заново. Это процесс. Десятый шаг – продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это. То есть продолжали исследовать себя.

— Это уже просто анализ внутреннего состояния, не имеющий отношения к алкоголизму?
— Это имеет отношение к алкоголизму, потому что болезнь продолжает во мне жить своей жизнью. Независимо от того, пью я или нет, алкоголизм прогрессирует. Следовательно, и выздоровление должно прогрессировать. Вся моя жизнь так или иначе связана с моим алкоголизмом. Любой эмоциональный всплеск может привести меня к срыву, и я считаю, что срыв начинается задолго до первой рюмки. Независимо от срока трезвости алкоголизм остается внутри меня. Эта болезнь имеет духовные, биологические, психологические и социальные корни. Есть даже модель химической зависимости. У алкоголика другой обмен веществ, другая биохимия. Да, мои ссоры с людьми, повышенный тон связаны со страстями, но и с моим алкоголизмом как отдельно взятой страстью.
Одиннадцатый шаг – стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.
Двенадцатый шаг – достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

— Александр, вы пришли в храм именно через группу анонимных алкоголиков?
— Мой путь в храм начался раньше. Я стремился в церковь, но чувство вины не пускало меня, считал себя недостойным. Приходил только в пьяном виде, подходил к священнику, говорил, что мне плохо, а он в ответ: приходи, когда будешь трезвым. А трезвый я уже не шел. По-настоящему пришел к вере благодаря тому, что начал выполнять духовные действия по шагам. Тогда уже впервые исповедовался, причастился. Через какое-то время начал регулярно принимать участие в таинствах. Не сразу, но всё-таки нашел духовника – человека, очень близкого мне по духу. Он ответил на вопросы, на которые не могли ответить другие священники. Через какое-то время начал регулярно принимать участие в таинствах, в приходской жизни, пошел в воскресную школу.

— Несмотря на это, продолжаете посещать группы Анонимных Алкоголиков?
— Для меня программа «12 шагов» Анонимных Алкоголиков – образ жизни. Однажды я отошел от этого образа жизни и по новой запил.

— То есть посещать группы надо всю жизнь?
— Я предполагаю, что да. Для меня еще очень важно, что, приходя на группы, я встречаю там новичков, которым могу помочь.

— А бывает, что человек отзанимался какое-то время по шагам, освоил их…
— Нельзя это освоить в одиночку.

— Но, допустим, он женился, у него много детей, он с утра до ночи работает, чтобы их прокормить?..
— Каждый сам распределяет свое время, решает, когда ему работать, а когда идти на группы Анонимных Алкоголиков.

— Есть ли среди ваших друзей и знакомых люди, прошедшие программу, оставшиеся ее сторонниками, старающиеся жить по этим принципам, но из-за занятости в семье и на работе не посещающие группы?
— Такие случаи бывают, когда люди отходят от программы. Часто это приводит к срыву.

— Группы необходимы даже тем, кто воцерковился, нашел духовника?
— Многие мои знакомые воцерковились. Мне мой духовник сам говорит, чтобы я продолжал ходить туда. Потому что видит – это помогает.

— Не у всех есть время.
— Есть и дневные группы, и ночные. Захочет человек прийти на группу – найдет время. У нас так говорят: если работа мешает выздоровлению, брось работу. Потому что если вновь начнешь пить, не будет ни работы, ни семьи. В Анонимных Алкоголиках с голоду еще никто не умер. Но многие умерли от пьянства.

— Скажите, пожалуйста, зачем Содружеству сотрудничество с Церковью, если оно «не связано ни с каким вероисповеданием»?
— Священнослужители часто являются первыми, кому алкоголики решаются признаться в своей болезни. Хорошо, чтобы священник сразу направлял человека в Содружество Анонимных Алкоголиков.

— То есть сотрудничество с Церковью или медицинскими учреждениями должно заключаться только в том, чтобы священник или врач знал, куда отправить страдающего алкоголизмом?
— Или предоставил помещение. При многих наркологических диспансерах действую группы анонимных алкоголиков. И при некоторых храмах тоже.
Что еще очень важно? Большинство наших собраний закрытые. На них присутствуют только алкоголики. Но регулярно проходят и открытые собрания, куда могут прийти все желающие. Такое же собрание, только заранее известно, что оно будет открытым. И не раз бывали у нас священники. Опыт Анонимных Алкоголиков в Церкви давно обозначен. Мы ездили в Московскую семинарию, рассказывали о нашей работе семинаристам и священникам, а также на собрании благочиния в Сергиевом Посаде. Даем информацию, а священники сами решают, насколько это нужно.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ

«12 шагов» – образ жизни

О группах Анонимных Алкоголиков слышали многие. Чтобы разобраться в этом новом для России явлении, мы встретились с многолетним участником групп Анонимных Алкоголиков. По его словам, в эти группы приходят не временно, а навсегда. В противном случае человек почти неизбежно снова сорвется и запьет. С одной стороны, Содружество Анонимных Алкоголиков за сотрудничество с Церковью, с другой стороны, является закрытой структурой. Сотрудничество же с Церковью, по мнению Анонимных Алкоголиков, должно заключаться в том, чтобы священики направляли страдающих алкоголизмом в группы АА, а также предоставляли помещения для собраний таких групп. О своем опыте жизни в Содружестве Анонимных Алкоголиков рассказывает Александр, посещающий группы с 1993 года.

Милосердие.ru

Check Also

Встреча — беседа отца Константина с группой АА «Тропинка»

Встреча — беседа отца Константина с группой трезвости АА «Тропинка» проходит каждый последний четверг месяца в …

Добавить комментарий

Shares
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru